1. Skip to Menu
  2. Skip to Content
  3. Skip to Footer

Большой Брат следит за нами?

В моем детстве были очень популярны анкеты друзей. Такие толстые тетради, в которых хозяин записывал вопросы, а его друзья должны были на них отвечать. Эти анкеты бережно хранились и перечитывались.

Из ответов можно было узнать и музыкальные вкусы своего приятеля, и его убеждения, и то, кого он или она считают лучшим другом. Условие одно: вы, как минимум, должны быть знакомы с тем, кто заполняет анкету. Да и ответы носили сугубо добровольный характер.


«Говорите, я все записываю»

Сейчас, для того чтобы узнать о человеке если не все, то очень многое, достаточно зайти на его страничку в социальной сети. И вот он – список друзей, фото семьи, а вот и заметка о свежем ремонте и о покупке новенькой машины. На фотографиях отмечены места, где были сделаны снимки: этот – с Кипра, этот – с Красной площади, этот – из дома (в ряде случаев под фото публикуется и домашний адрес, определяемый по геолокации). Современный человек каждую секунду оставляет за собой информационные следы: расплачиваясь картой банка, вбивая запрос в поисковик, составляя маршрут по навигатору, мы оставляем во Всемирной паутине свой едва заметный след. Который, впрочем, при необходимости без труда смогут отыскать специалисты информационных технологий.

Угрозе открытия персональных данных подвержены в буквальном смысле все – от уборщицы до президента. Но если до личных дел рядового обывателя мало кому есть дело, то контактами и содержанием разговоров первых лиц самых разных государств, безусловно, живо интересуются контрразведки дружественных и не очень дружественных стран. В 2013 году в СМИ разразился скандал, связанный с информацией о том, что спецслужбы США прослушивали мобильный телефон канцлера Германии Ангелы Меркель. Причем довольно долго: если верить документам, обнародованным Эдвардом Сноуденом, слежка продолжалась с 2002 года. Что именно стало достоянием ЦРУ: содержание разговоров, смс-сообщений или электронных писем, – точно не известно до сих пор. Однако скандал был замят: «милые побранились», госпожа Меркель выслушала извинения со стороны бывшего президента США Барака Обамы. Получив заверения в том, что мистер президент даже не подозревал о шпионаже, канцлер ФРГ, видимо, охотно в это поверила, как и в то, что этого больше не повторится.

Впрочем, скандалы с прослушкой на этом не закончились. В 2015-м на сайте WikiLeaks (международная некоммерческая организация, которая публикует секретную информацию, взятую из анонимных источников или при утечке данной информации) появилась информация о том, что спецслужбы США «слушали» телефоны трех президентов Франции: Жака Ширака, Николя Саркази и Франсуа Олланда. Но и этот скандал был замят по немецкому сценарию: действующий президент Франции вызвал посла США «на ковер», попенял тому на неприемлемость слежки за союзниками, после чего отношения между США и Францией вернулись в прежнее русло.

Впрочем, сами французы не готовы брать пример со своего президента в вопросах всепрощения. По данным издательства Le Monde, следили американцы не только за первым лицом Пятой Республики, но и за дипломатами, за сотрудниками министерств. Внимания Агентства национальной безопасности (АНБ) США были удостоены более 70 миллионов телефонных звонков. Французам эта новость не слишком понравилась, однако дальше недовольства дело не пошло.

Впрочем, никакой сенсации в факте слежки нет: спецслужбы очень многих стран практикуют подобное. Просто сейчас, когда общение между людьми почти полностью перешло в электронно-виртуальный формат, место реальных шпионов занимают шпионы-программы.

Жизнь – как открытая книга

А вот за далекими от политики гражданами даже не нужно следить. Люди сами добровольно выкладывают информацию о себе. Так, в начале марта был ограблен особняк звезды английского футбола, защитника «Челси» Джона Терри. Следствие полагает, что сигналом к действию для злоумышленников стали фотографии, которые футболист опубликовал в социальной сети: вместе с супругой Терри он отдыхал на горнолыжном курорте в Дубае, чем и похвастался перед подписчиками. Кстати, фото украденных ценностей он также неоднократно выкладывал в публичный доступ.

Правда, порой социальные сети помогают в поимке преступников. Так, в 2015 году Владимир Кибизов из Нижневартовска получил всероссийскую известность: в открытой публичной переписке он оставил комментарий под фото: «Пополнел я тут». И все бы ничего, только этот комментарий он оставил под полицейской ориентировкой на самого себя. Через некоторое время мужчина, подозреваемый в краже банковской карты и сотового телефона, был задержан полицией, а над незадачливым комментатором в той же социальной сети до сих пор потешаются земляки.

Нередко публикации в социальных сетях становятся поводом для возбуждения уголовного дела. Бум уголовных дел «за репосты» (распространение незаконной информации на своем профиле в социальной сети), по данным МВД, пришелся на 2012–2015 годы. Число случаев привлечения пользователей Рунета к уголовной ответственности за высказанные в соцсетях убеждения в 2012 году составило 103, в 2013-м их было уже 226, в 2014-м – 132, в 2015-м – 203. Но иногда битва с репостами заходит слишком далеко.

В августе 2015-го 33-летняя воспитательница из Екатеринбурга Евгения Чудновец обнаружила в социальных сетях видео, где был запечатлен мальчик со спущенными штанами. Было понятно, что ребенка кто-то заставил раздеться. Евгения, как примерная мать и добросовестный воспитатель, сослалась на это видео в своей закрытой группе в «ВКонтакте» с гневным комментарием и с требованием к правоохранительным органам разобраться в этой ситуации. Правоохранительные органы действительно заинтересовались этим видео. Вскоре было установлено, что над пострадавшим мальчиком издевались вожатые детского лагеря. Их задержали и осудили: одного отправили в тюрьму на 3 года, другого – на 6 лет. Но вместо того, чтобы поблагодарить Евгению Чудновец, которая помогла раскрыть преступление, следователи спустя почти год обвинили саму женщину в распространении детской порнографии – именно так следствие трактовало тот репост, с которого началось расследование дела об издевательствах над мальчиком. Дальнейшее можно назвать театром абсурда. Суд первой инстанции отправил Евгению за решетку, а ее сын едва не попал в детский дом. И только благодаря поднявшейся волне общественного резонанса дело было пересмотрено: на прошлой неделе Евгения Чудновец после 4 месяцев заключения была полностью реабилитирована и освобождена.

Следи за деньгами!

Утечь в Сеть могут не только личные данные, но и вполне реальные деньги. Интернет обеспечил пользователей максимальным комфортом: все больше людей предпочитают заказывать товары, оплачивать кредиты или коммунальные платежи не выходя из дома. Вот тут-то кибермошенники и получают «место для маневра».

Примерно 5–10% от претензий к банку, связанных с банковскими картами, составляют такие «утечки денег», когда держатель карты уверяет, что он операцию не совершал, а деньги со счета ушли, – рассказал специалист по работе с претензиями одного из крупных банков. – Способов, с помощью которых мошенники могут добраться до средств держателя пластиковой карты, немало. Например, это может быть вирус, запущенный в мобильное устройство или стационарный компьютер. С помощью вирусной программы мошенник может получить доступ к средствам, лежащим на карте, и перевести их на собственный обезличенный электронный кошелек. Конечно, системы защиты постоянно совершенствуются, но и мошенники не стоят на месте. Здесь как с бумажными деньгами: чем изощреннее защита от подделок, тем больше способов обойти ее изобретают фальшивомонетчики. Я сам тоже делаю покупки через Интернет, но для этих целей использую отдельную карту, на которую кладу ровно ту сумму, которая необходима для оплаты. Так что даже если до этой карты доберутся злоумышленники, поживиться там будет нечем.

Кстати, по сведениям ОМВД России по г.Бор, в городском округе в 2016 г. зарегистрировано 149 фактов мошенничеств, в 2015 г. таких преступлений было 81.

В мире стеклянных стен

Есть агентства, заглядывающие к людям в спальни через веб-камеры. И они каждый день собирают миллиарды регистрационных записей о местонахождении мобильного телефона. Им известно, где вы сели в автобус, куда пошли на работу, где спали и какие еще мобильные телефоны «спали» вместе с вами, – рассказал российскому представительству Amnesty International Эдвард Сноуден – бывший сотрудник ЦРУ, ныне скрывающийся в России. Действительно, современный человек будто бы живет в доме, все стены которого в один миг стали стеклянными. Вот они, мы, – как на ладони. Однако это не повод для паранойи. Скорее всего, если человек не занимается противоправной деятельностью, не является носителем военных, государственных или коммерческих тайн, его личная жизнь будет никому не интересна. По крайней мере, спецслужбам точно. А для того, чтобы не наговорить о себе лишнего, достаточно соблюдать простейшие правила: не все, что происходит в личной жизни, стоит «увековечивать» в Интернете.


Кстати:

Около 52% россиян беспокоит возможность слежки через веб-камеру компьютера и мобильного устройства. Об этом говорится в совместном исследовании «Лаборатории Касперского» и B2B International. При этом более четверти (26%) даже заклеивают или завешивают объектив на своем компьютере, а 5% россиян заклеивают камеры и на мобильных устройствах. Еще 14% россиян не посещают популярные сайты по причине возможной утечки личной информации. Многие россияне не верят в антивирусные программы, а пытаются сами защитить компьютер. Треть пользователей Интернета заявили, что им не нужно защитное программное обеспечение. 34% респондентов хранят важную информацию на устройствах, которые не имеют выхода в Интернет. 15% опрошенных удаляют вручную все данные сразу после введения их в веб-форму. 4% респондентов просто прячут свой компьютер от других людей.


Наш опрос:

«Чур, я в домике…»

Находитесь ли вы в информационной безопасности? С этим вопросом мы обратились к борчанам.

Илья Симонюк:

Я не думаю, что за нами реально кто-то следит. Да и я особой информации о себе в соцсетях не выкладываю. Мне кажется, с этой слежкой уже паранойя у всех началась. Не нужно просто каждый свой шаг на публику выкладывать, тогда и проблем не будет.

Вероника Колосова:

Я очень редко захожу в Интернет. В соцсетях зарегистрирована, но общаюсь только с реальными знакомыми: с бывшими одноклассниками, однокурсниками, с кем давно «потерялась» бы в реальной жизни. Еще через Интернет могу передать показания счетчиков или фильм посмотреть, но все остальное мне не слишком интересно. А чтобы следили за мной?.. Да кому я нужна?!

Павел Малафьев:

За мной даже собственная жена не следит, а уж тем более спецслужбы! Ну что им во мне будет интересно?! Разговоры с женой: «Купи молока после работы»? Я думаю, что не нужно вообще задумываться на эту тему. А то сейчас с ума посходили с этой информационной безопасностью. Мне скрывать нечего, поэтому никаких утечек я не боюсь.

Наталья Романова

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Авторизация

Кто on-line

Сейчас 108 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте


Вся информация, размещенная на сайте
biabor.info предназначена только для персонального пользования и не подлежит воспроизведению и\или распространению в какой-либо форме, иначе как с письменного разрешения БИА.

С

п

р

а

в

о

ч

н

а

я

Яндекс.Метрика