1. Skip to Menu
  2. Skip to Content
  3. Skip to Footer

Владимир Автономов: Тихая лирика железной эпохи

В январе 2017 г. исполняется сто лет со дня рождения замечательного поэта, гражданина, Человека Владимира Михайловича Автономова.

Лучшие годы жизни и творчества Владимира Михайловича связаны с Борской землей. Хотя в Горьковскую область В.М. Автономов попал при трагических обстоя­ тельствах. Но так получилось, что Борская сторона, куда В.М. Автономова загнал пресловутый лагерный «минус» (запрет на проживание в тех или иных городах и областях), нежданно стала для него фактически второй родиной.

«ВОЖДЮ» - ОТ «ВРАГА НАРОДА».

21 декабря 1950 года. Вся Советская страна отмечает 71-й день рождения Гене­ ралиссимуса Советского Союза Иосифа Виссарионовича Сталина. В борской районной газете «Сталинец» по этому поводу стихи нового автора Владимира Автономова.

Насколько искренними были эти хвалебные вирши со стороны автора - нам никогда не узнать. Но тогда о Сталине писали все - даже Анна Ахматова и Борис Пастер­ нак. И родственник расстрелянного Рыкова Самуил Маршак, дальняя родственница Троцкого Вера Инбер, и отведавшая сама тюремного лиха бывшая жена Бориса Корнилова Ольга Берггольц и многие, многие другие...

Таким было правило того времени... Весь послевоенный период сталинской эпохи велась какая-то большая и тонкая политическая игра... Но многие верили.

И Автономов тут не был исключением. Ведь что ни говори - а жизнь налажи­ валась; ему разрешили поселиться в европейской части СССР, кроме того - разрешили проживать вблизи областного центра - на другом берегу Волги стоял город Горький. Строжайше действовал указ о «сто первом километре». А тут разрешили жить на Бору... Тут и впрямь, как ни крути, было за что поблагодарить «вождя и учителя»...

На Борской земле В.М. Автономову доверили должность инженера в леспромхо­ зе. Владимиру пригодилась сибирская закалка: за время неволи он научился с ходу впря­ гаться в любую работу.

Что любопытно, тогдашний директор леспромхоза был до войны так же отмечен тюремно-лагерным опытом. А на дворе стоял 1949 год - и вовсю раскручивалось так на­ зываемое «ленинградское дело», от которого пострадало немало горьковчан (в том числе по этому делу осужден и расстрелян бывший Председатель Совета Министров РСФСР Михаил Иванович Родионов - 1-й секретарь Горьковского обкома и горкома ВКП(б) в годы войны, в 1941 -45-м годах - председатель областного комитета обороны).

Так или иначе - в то время Автономов решился вновь заявить о себе как поэт. Это была игра ва-банк - пан или пропал! И со стороны редакции «Сталинца» требовалось немалое мужество, чтобы разрешить публикацию стихов автора с ТАКОЙ биографией. В это же время на Бору отрабатывал свой «минус» и товарищ Автономова по сибирским лагерям Михаил Яковлевич Сточик. В 1941-м году Сточик подавал заявление об отпра­ вке на фронт - был готов «искупить вину кровью». Но ему ответили коротко и ясно:

- Свои 9 граммов свинца ты, парень, и здесь получишь! Так что не торопись...

Едва ли не каждая строчка стихов Автономова того времени была криком души: " Верьте мне, я свой, я - советский!"

И нельзя не упомянуть о том, что в те трудные годы Автономову и его другу существенно помогли морально журналисты-фронтовики Василий Агеев, Сергей Афоньшин, Михаил Демидов и Василий Кабатов. И к весне 1953 года, к началу «оттепельных» перемен, на руках у двух опальных поэтов был немалый творческий багаж. К этому же времени поэт обрел на Бору свое за­ поздалое личное счастье - и вскоре в семье Автономовых родилась дочка...

«СТОРОНКА ЛЕСНАЯ».

1955-й год был ознаменован для Автономова такими значительными событиями, как полная юридическая реабилитация за отсутствием состава преступления, выход в свет первого персонального сборника поэта «Сторонка лесная» и принятие В. М. Автономова с первой же книжкой в Союз Писателей.

Первая книжечка Владимира Михайловича - «Сторонка лесная» - была выпущена Волго-Вятским книжным издательством. И, несмотря на некоторые очевидные недостатки автономовской поэзии, она сразу же приобрела определенный успех как среди читателей, так и в среде профессионалов. В основе автономовской лирики прежде всего заложена живая человеческая душа. Неслучайно в своих стихах Автономов даже спорит с народной поговоркой о прос­ тоте: «Что хуже воровства она - не слушай...». Любопытно, как описан в стихах Автономова послевоенный город Бор:

У невзрачной деревянной пристани
Горы бочек, камень да песок
И глядит с горы на Волгу пристально
Небольшой районный городок.

Он пропах смолеными канатами,
Спелой боровинкой и зерном,
Сумрачное зданье элеватора -
Самое значительное в нем.

Уже говоря о пристальном взгляде городка на Волгу, поэт сравнивает его с разум­ ным живым существом. Но далее в пейзажной картинке города все более явственно про­ глядывают «портретные», а по сути - живые человеческие черты:

Только он нисколько не теряется,
Что далеко до столиц ему...

И тенденция к «очеловечиванию» ставшего родным городка идет по нарастающей, у города появляется даже что-то вроде характерной походки, улыбки, тембра голоса:

И, гордясь повадкою рабочею,
До заката, до вечерней мглы
Кранами над Волгой он ворочает,
Грузит рожь, фанеру и котлы.

А едва погаснет в небе зарево,
Он, часов уже не торопя,
Выйдет на откос, смахнет испарину
И как будто шепчет про себя:

Город оживает на глазах, окончательно обретая личностный характер;

«Мол, таких, как я, у Волги - воинство,
Каждый ростом мал и нравом тих,
Только мы рабочего достоинства
Занимать не станем у других!

Совершенно очевидно, что стихи написаны не только и не столько о городе, сколько о людях, его населяющих. И неудивительно, что впоследствии Владимир Михайлович напишет поэму о городе Бор - наверно, первую поэму о нашем любимом городе...

Теплыми, доверительными интонациями пронизаны многие стихотворения В.М. Автономова. С мягким автономовским юмором преподана бытовая картинка тех лет в стихотворении «В районной чайной»:

Здесь всё пьют и готовят, кроме чая -
Хоть и названью чайной вопреки...
...Шофер себе потребовал вермУта,
Все ударенья мигом сокруша...

У Автономова, как поэта и человека, есть удивительная черта характера - прикипать всем сердцем к местам, куда его бросала судьба. И это удивительное качество наиплодотворнейшим образом отразилось в творчестве поэта. О ком бы и о чем бы он не писал - все получалось образно, зримо, тепло и узнаваемо. С искренней любовью он пишет и о заполярных рыбаках Лабытнанги, что привечали когда-то опального геолога, и о северной ягоде морошке, от которой светлеет на сердце в самый грустный час...

Если августа слышен шаг,
Тундра ласковеет немножко,
На ее соболиных мхах
Восковая лежит морошка.

Ты колени склони и тронь
Этот дар стороны суровой,
Ягод горсть положи в ладонь
И почувствуешь вкус медовый...

После реабилитации В.М. Автономов с полным правом мог писать не только в стихах, но и в анкетах, что с 1937 по 1949 год работал лесорубом, шахтером, геодезистом и т.д. на стройках Сибири и Дальнего Востока. Годы репрессий хотелось забыть как дурной сон Знаком доверия к В. М. Автономову стали принятие его в ряды КПСС и выдвижение Владимира Михайловича на руководящую работу - он получил назначение на пост председателя Борского Горплана, а затем некоторое время работал и в горкоме КПСС.

Между тем, этот большой районный начальник, продолжал успешно трудиться на литературной ниве - и вышедший в 1966 году сборник стихов «Крутизна» был уже чет­ вертой персональной книгой поэта.

В 1970 г. Волго-Вятское книгоиздательство выпустило в свет книгу стихов и поэм В. Автономова «Земные тревоги». На фоне обычных «поэтических» тиражей в двадцатитысячный тираж «Земных тревог» казался тогда запредельным. Но книга разошлась едва ли не столь же быстро, как и четыре предыдущих сборника. Последним сборником, который Владимир Михайлович готовил в печать лично, стал сборник «Муза синих лесов». К тому времени Автономов с семьей переехал с Бора в Горький, стал реда­ ктором издательства и секретарем Горьковской областной организации Союза Писателей. Горизонты деятельности Автономова расширялись, известность его увеличивалась. Но в 1972 году полет автономовской мысли прервала безвременная смерть.

В 1975 г. в Москве вышел в свет посмертный сборник Автономова «Межень», а 1984 году Волго-Вятское книжное издательство выпустило сборник «Багульник, северный цветок». Муза поэта жила и после его смерти. Автономов до сих пор привлекает к себе читательское внимание обаянием цельной личности автора, честностью искреннего слова...

Автономов не стал гением, но это был истинный могучий, добротный талант. Наследие Владимира Автономова невелико, но огромно - подобно малому, но дорогому золотнику. Личность Автономова еще вдохновит писателей нового времени.

Игорь Чеботарёв    

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Авторизация

Кто on-line

Сейчас 180 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте


Вся информация, размещенная на сайте
biabor.info предназначена только для персонального пользования и не подлежит воспроизведению и\или распространению в какой-либо форме, иначе как с письменного разрешения БИА.

С

п

р

а

в

о

ч

н

а

я

Яндекс.Метрика