1. Skip to Menu
  2. Skip to Content
  3. Skip to Footer

«Мама, в бою я мысленно с тобою прощался...»

В нашей колонии с 1998 г. работает Сергей Павлович Окатьев. Сначала он занимал должность младшего инспектора отдела безопасности, потом его назначили зам. дежурного помощника начальника ИК  11. За время службы Сергей зарекомендовал себя исключительно с положительной стороны, неоднократно завоевывая звание «Лучший по профессии». Знакомясь с личным делом сотрудника, я заинтересовался его боевым прошлым.

Срочную службу Сергей проходил в Подмосковье, в дивизии им. Дзержинского. Только что отгремели кровопролитные мартовские бои на улицах Грозного, унесшие жизни многих солдат и офицеров. И вот в апреле 1996 г. дивизия получила приказ: подготовить к отправке в Чечню мотострелковый полк, усиленный артиллерийско-зенитным дивизионом. В его состав вошел и С. Окатьев. В последующие две недели на полигоне начались активные учения.

А потом в один из дней рано утром полк подняли по тревоге. После непродолжительного перелета сводный полк прибыл в Моздок, в штаб российских войск, где бойцы и получили задание охранять автодорогу Грозный-Махачкала на участке Гудермес-Хасавюрт. Необходимо было обеспечивать безопасность колонн с военными и народно-хозяйственными грузами. Кроме того, в своей зоне ответственности, совместно с войсковыми подразделениями, военнослужащие полка должны были принимать участие в разгроме незаконных формирований, охранять от бандитов прилегающие чеченские селения, поселок нефтяников и отдельно стоящие вышки Гудермесского нефтепромысла.

Переночевали в Моздоке, а утром вертолеты Ми  8 доставили вновь прибывших в Гудермес, где их уже ждала боевая техника. Сергей получил новенький ЗИЛ  131, в кузове которого стояла двуствольная 23-миллиметровая скорострельная пушка.

Своим ходом добрались в заданный район. Солдаты, которых предстояло заменить, приняли вновь прибывших гостеприимно. Настроены они были оптимистично, верили, что скоро война закончится. А через несколько дней здесь был введен усиленный вариант несения службы. Как позднее выяснилось из газет, в этот день, 28 мая 1996 года, Б. Ельцин посетил с однодневным визитом Чеченскую Республику.

Сергей надеялся, что, как только президент покинет Чечню, полк будет возвращен в Москву, но все вышло иначе. Окатьеву пришлось нести боевое дежурство на чеченской дороге сначала недели, а потом и месяцы.

Дорога Гудермес-Хасавюрт, которую охраняли внутренние войска, просматривалась с блокпоста на 2000 метров в сторону Гудермеса, а потом терялась за подъемом. Особые беспокойства доставлял левый фланг. Кустарники подступали от леса к самой дороге и здесь легко можно было устроить засаду. Но и тыл со стороны Дагестана тоже мог доставить неприятности, поэтому дозорные отслеживали обстановку со всех сторон.

Блокпост был хорошо укреп­ лен. Все помещения обнесены бетонными блоками, по обе стороны дороги стояли врытые в землю командирский БМП и БТР, укрытые бруствером по самую башню. Вокруг виднелись стрелковые ячейки и ходы сообщения. Для автомашины «ЗИЛ» был оборудован капонир. К сожалению, несмотря на принятые меры предосторожности, потерь избежать не удалось: бойцы были уязвимы для вражеских снайперов в момент смены караулов.

Главная задача Сергея состояла в огневом прикрытии блокпоста и прилегающей дороги. Чтобы обезопасить «слепые участки» дороги, в дневное время С. Окатьев с водителем заводил «ЗИЛ» и выкатывал его на возвышенность в 2–3 км от блокпоста. Там он периодически обстреливал прилегающие к дороге кусты. Это действовало: бандиты перестали устраивать здесь засады на проезжающие одиночные машины. Весь день приходилось дежурить на открытой местности, вглядываясь в прицел и периодически разворачивая стволы «зенитки» в сторону зеленого массива.

Особенно Сергею запомнился день 17 июля 1996 г., когда с соседнего блокпоста по бортовой рации БТР сообщили о нападении на колонну топливозаправщиков.

Вместе с двумя БТРами «ЗИЛ» выехал на усиление роты десантников, сопровождавших войсковую колонну. Но не учел командир взвода боевых машин опасности, и головной БТР слишком близко подошел к месту боя. Из-за дерева ударил гранатомет. Кумулятивная граната легко прожгла броню, и тут же сдетонировал боекомплект. Все, кто был внутри, погибли мгновенно, и только находившиеся на броне бойцы выжили. Окатьев остановил автомашину чуть сзади горящего бронетранспортера, заняв позицию на возвышенности, откуда открывался хороший обзор. Тут же он увидел приближающихся сбоку боевиков. Один из них, что-то выкрикивая, выстрелил из подствольного гранатомета, но граната, не долетев, взорвалась, обкидав машину вывороченной землей. Пришлось разворачивать зенитную установку под автоматным огнем противника. Было страшно... Пули свистели над головой, несколько ударило в скаты «ЗИЛа». Наконец Окать­ ев поймал в прицел боевиков. После первых же выстрелов зенитного орудия бандиты бросились в разные стороны... В это же время со стороны нефтяных вышек показались два вертолета Ми  24, которые выпустили по бандитам несколько неуправляемых реактивных снарядов. Уже когда стрельба стихла, Сергей почувствовал острую боль в ноге. К счастью, ранение оказалось незначительным.

Утром 29 августа 1996 г. поступил приказ пропустить несколько машин с боевиками из Грозного в Хасавюрт и обратно. Вскоре по дороге в сторону Дагестана мимо блокпоста проехало три черных джипа с тонированными стеклами. И только на следующий день солдаты узнали, что ночью в Хасавюрте секретарь Совета безопасности России А. Лебедь и начальник штаба вооруженных формирований Ичкерии А. Масхадов подписали совместное заявление о перемирии.

Но и после этого продолжались нападения на российские гарнизоны и блокпосты. Боевики стали применять внезапные набеги небольшими группами почти каждый день. Немало друзей Сергея погибло, другие попали в госпиталь. Не миновала эта участь и его: сначала осколок гранаты попал в левую ногу, а через месяц – ранение в правую. После этого парня отправили в Москву. Перед вылетом из Моздока он увидел солдат, выбравшихся из грозненской мясорубки: они не верили, что остались живыми, бродили как пьяные по взлетной полосе, смеялись, обнимались, иногда стреляли в воздух. На многих были окровавленные повязки. Тогда никто не знал, сколько еще солдатских жизней будет положено на алтарь победы в этой войне…

Д. Репинский, начальник 
отдела безопасности ИК  11, 
майор внутренней службы

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Авторизация

Кто on-line

Сейчас 172 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте


Вся информация, размещенная на сайте
biabor.info предназначена только для персонального пользования и не подлежит воспроизведению и\или распространению в какой-либо форме, иначе как с письменного разрешения БИА.

С

п

р

а

в

о

ч

н

а

я

Яндекс.Метрика