1. Skip to Menu
  2. Skip to Content
  3. Skip to Footer

Вспоминая Анатолия Вострилова...

Человек - это маленькая вселенная. Это изречение с особенной правотой относится к людям крупным, ярким, независимым, имеющим на все свое особое мнение... Такой вот «мини-Вселенной», или как минимум «мини-мега-галактикой» запомнился мне наш замечательный земляк - поэт и журналист Анатолий Васильевич Вострилов...

С искренней радостью вспоминая наши редкие встречи и несколько более частые беседы по телефону, я всякий раз благословляю свою судьбу за истинное счастье общения с этим замечательным человеком. Наши отношения имели едва ли не все оттенки человеческих чувств - от взаимонеприятия и негласного соперничества, до искренней симпатии и почти полного взаимопонимания... И теперь, по прошествии многих лет и даже почти трех десятилетий со дня начала нашего личного знакомства, остается только удивляться: как же быстро идет время! А ведь все было как будто вчера...

...Однажды, еще не будучи знакомым со мной и не бывая в наших стенах, А. В. Вос­ трилов принес в наш дом небольшой, но запоминающийся праздник. Примерно неделей ранее Анатолий Васильевич побывал в школе поселка «Дружба», где присутствовал, на­ сколько мне помнится, на партийном собрании. В это время мой папа, Гурий Констан­ тинович, еще только начинал свою работу в школе в качестве учителя труда. Но при этом за недолгое время он сумел зарекомендовать себя как энергичный, деятельный, ини­ циативный работник и хороший организатор, умеющий наладить контакт с учениками и коллегами. Беседа журналиста с учителями была недолгой, но очень содержательной...

И вот неделю спустя. А то и ранее - свежий репортаж в новеньком номере нашей «районки», а там - несколько теплых строк о моем отце... В этот же вечер к нам в гости пришла моя племянница Леночка... и еще с порога - воскликнула:

- Деда! Про тебя сегодня в газете писали - тебя там хвалили! Покупай торт - у нас сегодня праздник, мы тебя поздравляем!

Таким вот запомнилось наше скромное семейное торжество...

Позднее, уже лично общаясь с Анатолием Васильевичем, я подмечал его умение выхватить умелым журналистским оком что-то истинно интересное из множества самых разнообразных фактов. Следовательно, и строчки о моем папе были совсем не случайными...

Скажу откровенно - работая над своими первыми статьями, стихами, рассказами, я всегда держал перед глазами несколько литературных образцов - чтобы стараться писать не хуже, чем они... И одним из таких «эталонов» творчества для меня служили разнооб­ разные корреспонденции А. В. Вострилова... В то время Анатолий Васильевич преуспевал в разных жанрах - стихи, заметки, ре­ цензии, репортажи - и наряду с этой привычной для многих из нас газетной «текучкой» А.В. Вострилов писал громадные очерки - можно сказать, целые публицистические повести, по своему объему достойные журнального формата. Один только очерковый цикл «Матери наши - солдатки» разместился на страницах «Горьковской правды» аж в восьми или даже девяти номерах...

И я, в то время многогрешный начинающий автор, не раз и не два старался от своего учителя не отставать. Признаться честно, получалось это у меня с переменным успехом. Но так или иначе на страницах «Борской правды» появилось несколько моих «газетных эпопей» на два или три номера - и каждый выпуск почти по целой полосе, до пяти коло­ нок убористого газетного текста...Я следовал в своих творческих исканиях определенному «живому образцу». Разумеется, мне не терпелось узнать, как же сам этот «образец» относится к моим журналистским изыскам? Эта возможность вскоре предоставилась, поскольку в нашем доме появился стациона­ рный телефон...И в одном из своих первых телефонных звонков многоуважаемому А. В. не замедлил спросить мнение моего собеседника о тех или иных статьях внештатника Чеботарева. И вот тут-то мой «кумир» и пример для подражания ответил...

- Игорь, должен сказать, что твои статьи, к сожалению, отличаются водянистостью.

Впрочем, я даже не успел обидеться - ведь мы же разговаривали честно, начистоту. Да и сказаны были эти слова с самой доброжелательной, чуткой интонацией. Тогда я решил свести разговор в шутку:

- Так ведь, Анатолий Васильевич, этим грехом не я один страдаю...

- Намек понял, Игорь! Постараюсь исправиться и со своей стороны. А ты моих ошибок, все-таки, не повторяй!

Этот разговор имел своеобразное продолжение несколько лет спустя - осенью 1993 года. На презентации моей первой книги Анатолий Васильевич в первых же словах своего обстоятельного выступления сказал:

- Может быть, это не по теме, но Игорь поймет меня правильно: самое сильное из написанного Игорем - это его публицистика. И пусть его новые книги будут не хуже его статей!

Может быть, эти слова кого-то и смутили, но для меня эта оценка моих газетных опытов со стороны Анатолия Васильевича послужила своеобразной наградой. Видимо, три года моей работы над собой для меня тогда даром не прошли!

И тут уместно вспомнить не только о Вострилове-журналисте, но и о Вострилове- редакторе. Будучи заместителем редактора «Борской правды», Анатолий Васильевич практически ежедневно готовил к печати самые разнообразные тексты других авторов. Что греха таить - приходилось ему делать и «глубокие ампутации» при подготовке в печать тех или иных статей или рассказов. Разумеется, удовольствия у авторов это не вызывало. Но что удивительно - принимая не раз и не два мои журналистские опусы, в том числе и «водянистые» статьи, Анатолий Васильевич Вострилов не вычеркнул своим редакторским карандашом ни одного абзаца... Если уж Вострилов принимал мою статью в работу, так уж его редакторское вмешательство непременно было максимально бережным. Наверное, он нашел ко мне индивидуальный подход, решив, что мои литературные недостатки лучше всего увидеть мне самому.

Во всякой случайности есть закономерность. Думал ли тогда Анатолий Васильевич, что редактировать книгу его прозы «Утоли моя печали» придется как раз его бывшему внештатному корреспонденту Игорю Чебота­ реву? Видимо, все возвращается на круги своя... жаль только, что мою редакторскую работу Анатолий Васильевич оценить уже не смог. Потому что книга документальной прозы, которую Анатолий Васильевич считал главным делом своей жизни, вышла в свет посмертно... Такая вот «ирония судьбы»!

Предметом моей читательской гордости являются книги с дарственными надписями их авторов. И в числе первых таких книг - тоненький сборник стихов Антолия Вострилова «Отцовский узелок». Перечитывая эту книжечку в который раз, я то и дело убеждаюсь в том, что ее главное достоинство - неповторимая авторская интонация... Лично я до сих пор в восторге от стихотворения «Егоровна». Чего только стоят его первоначальные две строки: "В одночас, нехворанно померла Егоровна". До чего же просто и красиво выглядит умело ввернутое простонародное словечко - «нехворанно», такое умелое обращение с народной речью в поэзии мало у кого найдешь.... Вострилов умел подметить значительное в обыденном, великое - в незаметном. Его наблюдательность поистине удивляет. Человек со слабым здоровьем и плохим зрением успевает подметить радугу в крыльях стрекозы, присевшей на край удочки, мелкую дрожь поплавка над гладью озера. .Зоркое око поэта различило героический характер в проросшей картошке на дне подполья. Он же увидел образ всей России, учуял аромат Отечества в запахе свежеспиленных сосновых бревен. А какие колоритные людские характеры выписаны в востриловских стихах и прозе - будь то хоть та же Егоровна или «премудрый старикан» Василь Григорьич... и все немногословно - с расстановкой и с толком. Да - что ни говори, о для создания таких образов нужно быть мастером!.. Непонятно одно: почему же так мало книг вышло при жизни их несомненно талантливого автора?...

Как-то раз я спросил у него:

- Анатолий Васильевич, а Вы со своими двумя сборниками не думали вступить в Союз Писателей? Уж кого-кого, а Вас, я думаю, приняли бы туда без задержки.

Вострилов с ходу ответил:

- Мог бы, да не хочу, принципиально вступать не буду. Хочу быть не в «клубке друзей», а сам по себе - ни правым, ни левым, ни белым ни красным. А то ведь понимаешь, Игорь, что вся-то наша беда как раз в том, что наши коммунисты никогда не были коммунистами, наши демократы - по сути никогда не были демократами. Так и среди членов Союза много таких писателей, которые по сути своей никогда писателями не были и не будут, как бы им того ни хотелось. Ты только не думай, что я встаю в позу непризнанного гения - просто это мой осознанный выбор. А ты, если будет возможность, вступай - тебе это надо, а то загрызут...

Вот такая состоялась у нас откровенная беседа...

Что любопытно - будучи человеком принципиальным, порой предельно категоричным, жестким и даже конфликтным - Анатолий Васильевич при всем при этом был удивительно коммуникабельным. Он всегда умел найти общий язык с любым собеседником - и потому разговаривал на равных с профессором и дояркой, директором завода и дворником. Любой человек был для Вострилова интересен, а сам он был при всей своей сложности прост и доступен для всех. Это еще раз говорит о востриловском удивительном умении везде и всюду, в любом обществе и при любых обстоятельствах оставаться самим собой...

Многоликий и неоднозначный, но при этом всегда неповторимый, всеми узнаваемый и неподражаемый Вострилов умел быть разным. Проще говоря, Вострилов у каждого свой. Но при этом Вострилов всегда остается тем, кем он был - Анатолием Васильевичем Востриловым. И другого такого поэта, журналиста, Человека - на свете нет и уже не будет.

Анатолия Васильевича Вострилова уже почти четырнадцать лет, как нет в живых. Но звезды его души еще не погасли в сердцах его друзей и читателей. 6 марта исполняется восемьдесят лет со дня рождения поэта, журналиста, краеведа и педагога Анатолия Васильевича Вострилова. С юбилеем, дорогой Анатолий Васильевич! Мы помним о Вас!

С уважением и признательностью,
Игорь Чеботарев

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Авторизация

Кто on-line

Сейчас 180 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте


Вся информация, размещенная на сайте
biabor.info предназначена только для персонального пользования и не подлежит воспроизведению и\или распространению в какой-либо форме, иначе как с письменного разрешения БИА.

С

п

р

а

в

о

ч

н

а

я

Яндекс.Метрика