1. Skip to Menu
  2. Skip to Content
  3. Skip to Footer

«Время удлиняет расстояние»?

В преддверии великого Дня Победы я решила немного изменить формат своего привычного журналистского маршрута и отправиться в путь не по родному Борскому округу, а выбрать пунктом своего назначения Шатковский район. Почему? Да потому, что именно в Шатках похоронена Таня Савичева – ставшая символом блокадного Ленинграда. В этом уголке Нижегородчины есть музей, посвященный ленинградской пионерке, на кладбище возвышается надгробие на ее могиле, а возле школы сооружен мемориальный ансамбль, который так и называется: «Тане Савичевой и детям вой­ны посвящается»…

Непроходимый рубеж

Проехав добрую половину пути, нельзя не остановиться возле скромного памятного знака «Рубеж обороны города Горького в 1941 году», установленного возле села Богоявление. Вон там вдалеке возвышается великолепный храм-памятник в честь победы русского оружия в войне 1812 года. В 1941 г. это село стало своеобразным оборонительным форпостом на пути врага к г.Горькому. Богоявление – это своеобразная точка пересечения двух событий и двух времен. По дороге, которую мы сейчас знаем как трассу Р 158, шло ополчение на битву с армией Наполеона в 1812 г. Спустя сто с лишним лет, в 1941 г., эту дорогу пересекла другая линия – рубеж обороны г. Горького от фашистских захватчиков.

В ноябре 1941 г. началось строительство рубежа обороны города. Около 350 тысяч горьковчан, зачастую вручную, лопатой и ломом, сделали почти невозможное. За два месяца на дальних подступах к городу, в лесах и полях было выполнено 12 миллионов кубометров земляных работ, заготовлено около 100 тысяч кубометров камня и 300 тысяч кубометров леса. Протяженность оборонного рубежа составила 1134 километра. Все танкоопасные направления были перегорожены надолбами, стальными ежами или завалами.

В 2010 г. началась массовая патриотическая акция, посвященная строительству рубежа обороны. Десятки школьных экспедиций прошли по бывшему рубежу, на всех его пересечениях с автомобильными дорогами были установлены памятные знаки. 27 октября 2011 г. появился такой знак и у с. Богоявление.

Поправляю сброшенный ветром старый венок, провожу ладонью по стальной «лапе» ежа. Там, за знаком, заросший травой ров – время давно стерло непроходимую для врага границу…

Однако пора в путь! И мы мчимся в поселок городского типа Шатки. К слову сказать, этот поселок, известный с XVI в. под названием Шатковские ворота, был построен как укрепленный пункт на засечной границе. Позже Шатки сложились как крупное торговое село. А в марте 1962 г. получили статус поселка городского типа.

Широки Шатковские ворота!

Проезжаем по прямой, ровной улице – мимо маленьких домиков с аккуратными палисадниками с одной стороны и кирпичных новостроек – с другой, и попадаем прямо на центральную площадь, большую и просторную. Здесь вся главная поселковая жизнь! Административные здания, церковь, ресторан, школа, историко-краеведческий музей, редакция районной газеты, Дом культуры, парк с фонтаном, разумеется, памятник Ленину и памятник И.И.Чугунову – бывшему председателю Горьковского облисполкома, уроженцу этих мест. За центральной площадью виднеются деревянные старые домики, за которыми возвышается дремучий шатковский лес, где-то там протекает местная река Теша, которая переводится с мордовского как «река», и где-то там за этими могучими соснами проходит дорога к уникальному объекту лечебно-оздоровительного туризма «Кипячий ключ». Здесь же можно найти минеральные и сероводородные источники, грязевые озера. Кстати, шатковские грязи были известны в стране еще в 30-е годы прошлого века и Шатки были внесены в титульный список лечебных мест Советского Союза. Здесь планировалось строительство Всесоюзного курорта. Но началась война.

Моим первым гидом по поселку стал директор районного историко-краеведческого музея А.А.Инжутов:

Наш край остался в произведениях русского философа, литературного критика и публициста Константина Николаевича Леонтьева, который работал здесь домашним врачом и в 1863 г. написал роман «В своем краю». А в нашем музее можно увидеть старинные вещи, которые использовали в быту местные жители. Наши старинные промыслы были связаны с обработкой дерева. В чести был бондарный промысел – изготавливали кадки для засолки капусты и огурцов. Был развит обувной и гончарный промыслы. Во многих населенных пунктах существовал обозный промысел, изготавливали телеги, делали колеса…

В музее я увидела удивительный экспонат – деревянный велосипед! Меня заверили, что на нем кто-то ездил. Запомнился мне красивейший старинный платок из добротного шелка, женские и мужские ботиночки, которым не было сноса – до сих пор целы каблучки!

А после отмены крепостного права местные жители перешли на отхожие промыслы. В начале XX в. жители шатковских сел поголовно уходили на заработки в отдаленные города.

Много музейных экспонатов посвящено мордовской культуре, к примеру эта деревянная долбленая кадка с узорами, в которую невеста складывала приданое... Много старинных, раритетных экспонатов: амбарные замки, изделия гончаров, серпы и ухваты… Все это предметы исконной русской старины, использовавшиеся в мирное время, когда распахивались шатковские плодородные земли, работали мельницы и бабы пекли душистый пшеничный хлеб. А в советские годы, перед началом войны, в Шатковском районе уже насчитывалось 40 тысяч жителей.

«Девочка,ушедшая в бессмертие!»

В Шатках есть своя святыня, имя которой Таня Савичева. Об этой девочке, похороненной на местном кладбище, знает каждый житель этих мест – и взрослый, и ребенок. Вся трагедия блокадного Ленинграда заключена в дневнике Тани. И копия этого рукописного документа, ставшего свидетельством фашистских злодеяний на Нюрнбергском процессе, находится в Шатковском детском музее Тани Савичевой.

Все эти экспонаты собраны при помощи жителей нашего района, и по описанию, по воспоминаниям детей-блокадников, которые приезжают сюда каждый год 1 июля, в день смерти Тани Савичевой, – рассказывает экскурсовод музея Н. Яйцева, – все эти вещи передают атмосферу того времени. Лично для меня самым дорогим экспонатом стал этот хлеб, выпеченный по одному из рецептов в блокадном Ленинграде. Он и на хлеб-то не похож – солома, жмых, овса и ржи немного… А вот и та самая копия знаменитого дневника, в котором каждая запись о смерти, написанная синим карандашом, как еще одна утраченная капля надежды. И последняя запись: «…Умерли все. Осталась одна Таня…». Словно девочка и не о себе писала... Та, настоящая Таня, осталась в довоенном времени, когда еще жив был отец, когда на семейном столе стоял горячий хлеб, и они, дети, проводили долгие вечера все вместе – Женя, Нина, Лека, Миша, Таня…

Сегодня в Шатках рассказывают о том, как привезли на станцию детей-блокадников, но из вагона никто не вышел – дети были настолько ослаблены, что просто не могли этого сделать сами. В помещения, подготовленные для детского дома, детей отправляли под конвоем, так как боялись, что маленький кусочек обычного хлеба, протянутый сердобольными местными жителями, станет для них смертельным.

Тани не стало 1 июля 1944 г. Ее похоронили, как и множество других безымянных детей.  Вся эта история, наверное, на этом и была бы завершена, если бы не выжившие брат и сестра Тани. Долгие годы они думали, что Таня жива, делали запросы во многие детские дома Горьковской области.

Большая роль в поисковой работе принадлежит учителям и ученикам Понетаевской средней школы, которым в 1964 г. в руки попал журнал «Огонек», где были опубликованы странички Таниного дневника.Тогда они и пришли к выводу, что судьба ленинградской пионерки связана с Шатками. Поиски длились долго, но в конце концов ребята вышли на архив районной больницы, где Таня и умерла. Человек, провожавший ее в последний путь, – санитарка А.М. Журкина была жива и показала могилку девочки. С того времени этот маленький холмик становится местом почитания Тани. Жители Шатков, пионеры, комсомольцы бросили клич и собрали средства на установление памятника девочке из Ленинграда. С этого момента и живет Т. Савичева в наших сердцах – уголок, посвященный ей, есть в районной библиотеке, а возле Шатковской средней школы 9 Мая 2010 г. был открыт мемориальный ансамбль «Тане Савичевой и детям вой­ны посвящается».

В сопровождении заведующей творческой частью районного отдела культуры З.Г.Липаткиной и ее молодой помощницы экскурсовода Ю.Родионовой я проследовала к этому уникальному месту. Подойдя к мемориалу, понимаешь всю грандиозность идеи скульпторов – заслуженного художника России Т.Г.Холуевой и ее сына А.Б.Холуева. По словам авторов, этот памятник несет тройной символ: Дом – Храм – Родина, разрушенные фашистами.

Поднявшись по ступенькам, ты лицом к лицу встречаешься с девочкой Таней. Тоненькая, как тростинка, укутанная в шаль и обутая в непомерно большие валенки, она протягивает тебе дневник, в котором вся трагедия ее такой короткой жизни. Глаза Тани смотрят куда-то внутрь души, не по-детски мудрые, а в них – застывшая повседневность смерти. И ты с трудом отводишь свой взгляд, натыкаясь на барельефы в стенах боковых сквозных арок – повесть в бронзе, раскрывающая картины бедствий и героики не только юных ленинградцев, но и детей всей страны. Вот подростки тянут из последних сил мертвое тело матери, на другом барельефе – юные скрипачи поддерживают бойцовский дух солдат, попавших в госпиталь, а эти дети встали у станков ковать победу… Низкий поклон детству, украденному войной.

Шатковский мемориальный комплекс я покидала с какой-то светлой грустью, зная, что душа человеческая – бессмертна, и Т. Савичева, которой нынче исполнилось бы 85 лет, любуется забавами шатковских ребятишек.

С той же эмоцией светлой печали я посетила и шатковское кладбище, на котором похоронена Таня. Здесь в 1981 г. было поставлено надгробие на ее могиле, а позже установлен памятник, у подножия которого всегда лежат живые цветы, печенье и конфеты.

Уголек памяти не тлеет…

Несомненно, этот небольшой городок в Нижегородской области можно назвать одним из центров художественной культуры и патриотического воспитания, и люди, живущие здесь, делают все, чтобы сохранить память о той войне, которая, к счастью, обошла стороной эту землю. Здесь не велось боевых действий, но жители Шатков в 1941-м уходили на фронт, доблестно воевали и погибали за свою Родину. В годы войны в Шатках был размещен военный госпиталь. Некоторые воины, получившие тяжелые ранения, умерли здесь от ран и были захоронены на кладбищах в братской могиле. После войны на этом месте был установлен обелиск, а в мае 1985 г. и мемориальный комплекс «Никто не забыт, ничто не забыто!».

И снова я на площади, где проходят все торжества, посвященные Великой Победе. Центром композиции является фигура Родины-Матери. Да, она не уберегла Таню Савичеву, но спасла многих других детей. Эти дети выросли и пошли защищать страну, погибая в горячих точках – свидетельство тому другой памятник, посвященный воинам, погибшим в локальных конфликтах. И между ними – Вечный огонь, как вечная память о тех, кто сложил голову за Родину свою.

Учителя истории Шатковской средней школы № 1 И.Николаеву в поселке каждый знает. Многих она учила, а другие знают ее как уникального краеведа, так что мы не могли с ней не познакомиться. Случилось это в том же детском музее Т.Савичевой – в зале, где представлена экспозиция «Шатковский край в годы Великой Отечественной вой­ны».

В нашем районе на начало войны было более 40 тысяч человек, тогда многие села еще даже не вошли в состав района – такой он был большой! – начала свой рассказ Ирина Ивановна. – На фронт ушло 10 647 человек – четвертая часть населения! Уходили те, кому исполнилось 18–19 лет. Конечно, они были физически сильные, накормленные, перед войной хлеба в районе было досыта! Из этих десяти с лишним тысяч с войны не вернулись 8562 человека...

В Шатковском районе девять Героев Советского Союза! В Борском районе – двенадцать. Такая славная статистика! Но сколько тех, кто так и не получил свою заслуженную награду! Судите сами.

Из моей семьи воевал дядя Борис Васильевич Усанов, – рассказывает Ирина Ивановна, – в 1940 г. дядю призывают на действительную службу, у него остается в деревне двое детей. А через несколько месяцев жена в письме ему сообщает, что родился третий сын – Валентин. Осенью 41-го дядя Боря принимает бой на молдавской границе. Он был командиром орудия. Ему был дан приказ – орудие, как и корабль, не оставлять! В подчинении дяди было 100 человек – целая рота! Бои шли жестокие, немец наступал, а наших теснил до одесских лиманов. На пригорке рота держала последний бой, дядя Боря тогда крикнул товарищам: «Бегите! Может, удастся вам плена избежать!» И остался один возле орудия. Пушку было перетащить невозможно! Тогда он обвязал себя гранатами, взял еще гранаты в руки, всю технику гранатами обложил и держал бой до последнего. Потом орудие взорвалось, взорвался и дядя Боря, утащив на тот свет 30 фашистов! Его нашли местные жители после боя, и останки героя похоронили. А в 1991 г. в Шатковский военкомат из Приднестровья приходит письмо, мол, здесь могила вашего бойца, которого мы хорошо помним. Но мы так и не съездили на могилку к дяде Боре, – вздыхает Ирина Ивановна, – отец тогда сильно заболел, а потом в Приднестровье началось это противостояние! Письмо это отдали тете Ане, которая всю жизнь вдовой прожила, говоря: «У нас с Борисом была такая любовь, ни у кого такой не было!» Многие в нашем роду своих сыновей Борисом назвали, в честь дяди – его имя во внуках и правнуках осталось. Звание Героя Б.В.Усанову так и не дали, ведь он погиб в августе 41-го – какие тогда могли быть награды? А ведь всем этим бойцам фронтовых бригад, незащищенным и полностью невооруженным, насмерть стоявшим на наших границах – каждому надо было давать Героя Советского Союза! Посмертно…

* * *

Говорят, что время удлиняет расстояние, но в Шатках, кажется, все иначе. В этом местечке слились воедино времена и судьбы – словно все события происходят одновременно – здесь и сейчас.Такая сильная здесь людская память!

Сегодня в Шатковском районе осталось 27 ветеранов Великой Отечественной вой­ны, и большинство из них уже не сможет вместе с земляками выйти 9 Мая на центральную площадь, чтобы в очередной раз отпраздновать нашу Победу, которую жители Шатков отмечают с размахом, достойным большого города. В день моего приезда в районном отделе культуры шло бурное обсуждение мероприятий, которые пройдут в победный майский день (фото 10). Утром шатковцы выйдут дружной колонной на площадь, выстраиваясь в свой непобедимый Бессмертный полк, будут и традиционные встречи «У фонтана» со стихами и песнями, и полевая кухня, и фронтовая землянка, выступления местных артистов и, конечно, победный, праздничный салют!

А 5 мая на мемориале «Никто не забыт, ничто не забыто!» появится новая мемориальная доска еще одному шатковскому Герою – Александру Ивановичу Лазареву – офицеру, командиру роты, который сумел добыть документы, рассказывающие о покушении на Сталина. Этому легендарному человеку писатель Юрий Герман посвятил книгу «Операция «С новым годом!», а Герман-младший снял фильм «Проверка на дорогах». Поисковая работа шатковских краеведов продолжится и дальше, и, наверное, мы в скором времени узнаем имена новых героев! Горит уголек людской памяти– не тлеет…

Лариса Толстых

 (фото)


По плану «Барбаросса» сразу же после захвата Москвы, во второй половине сентября – начале октября 1941 года, немцы должны были вступить в Горький.


1134 километра составляла протяженность оборонного рубежа города Горького. Было возведено 1116 дотов и дзотов, 1026 землянок, 114 командных пунктов.


Таня «осталась одна» утром 13 мая 1942 года. Ничего не зная о судьбе родных – брата Михаила и сестры Нины, которым удалось вырваться из блокадного кольца, она написала в дневнике о том, что Савичевы умерли все. Тогда же опекуном Тани стала родственница Евдокия Арсеньева, которая смогла оформить Таню в детский дом № 48, что означало практически немедленную эвакуацию. Именно так, по «Дороге жизни», Таня и попала в Горьковскую область – в Шатковский район.


«Время удлиняет расстояние
Между всеми нами и тобой,
Встань пред миром, Савичева Таня,
Со своей немыслимой судьбой!»

[Сергей Смирнов]


Прогрессирующие дистрофия, цинга, нервное потрясение и костный туберкулез, которым Таня переболела в раннем детстве, окончательно подорвали ее здоровье, и 1 июля 1944 г. Таня Савичева умерла от туберкулеза кишечника. Она стала единственной умершей из всех прибывших тогда детей-блокадников. Перед смертью ее часто мучили головные боли, а в последние дни она ослепла.


В 1976 году могилу Тани Савичевой посетила Эдита Пьеха. Своей землячке, ленинградке, певица пообещала посвятить песню. Впоследствии, во второй свой визит в Шатки, Э. Пьеха действительно привезла песню – «Баллада о Тане Савичевой». Она выступила инициатором сбора средств на сооружение в Шатках нового памятника Тане Савичевой. Она дала в Шатках концерт, весь сбор от которого был передан ею в фонд будущего памятника.

Авторизация

Кто on-line

Сейчас 178 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте


Вся информация, размещенная на сайте
biabor.info предназначена только для персонального пользования и не подлежит воспроизведению и\или распространению в какой-либо форме, иначе как с письменного разрешения БИА.

С

п

р

а

в

о

ч

н

а

я

Яндекс.Метрика