1. Skip to Menu
  2. Skip to Content
  3. Skip to Footer

Поселок в дремучем лесу

В Нижегородской области два населенных пункта с одноименным названием – Керженец. Один в Семеновском районе – древний, таинственный, имеющий старообрядческие корни, поскольку основали его кержаки-раскольники – «особо гонимые и упорные в древней вере люди». Другой – поселок, расположенный на борской земле, всего в 20 км от реки Керженец и Керженского заповедника.

Вокруг него – леса с грибными местами, непроходимые болота, где в изобилии растет клюква. Здесь же разлилось озеро шириной в километр – хоть рыбу лови, хоть катайся на лодке и любуйся окрестными красотами. Здесь 70 лет назад развернуло свою добычу Керженецкое торфопредприятие, и в мае этого года поселок отметит свой юбилей…

Победы и надежды поселка

Жаль, что отправилась я в поселок Керженец не в летнюю пору, а в теплый мартовский день, когда еще стерегли сосновые кроны белые сугробы, а на дорогах уже начал подтаивать снег. Преодолев 27 км асфальтированной дороги, я очутилась в поселке. Автобусная остановка, два магазина притулились рядом, одинокие прохожие неспешно шли по своим делам, а меня уже ждала в своей квартире неформальная староста поселка Валентина Федоровна Серебрякова.

Захожу в подъезд: стены покрашены, на полу – коврики, и это все заслуга моей героини. Раньше-то подъезды в домах были грязными. Вот она и решила поменять ситуацию – нашла людей, которые за небольшую плату согласились побелить и оштукатурить подъездные коридоры. А потом и с краской вопрос решила – теперь в подъездах домов чистота и порядок. На пороге квартиры меня встретила симпатичная, улыбчивая женщина – Валентина Федоровна.

Да я официально и не староста, а волонтер. Так уж вышло, что все меня здесь знают и с любым вопросом ко мне обращаются. Я ведь 20 лет проработала директором местной школы.

Выяснилось, что Валентина Федоровна родилась в Республике Марий Эл. Там и познакомилась со своим будущим мужем – учителем Сергеем Ивановичем Серебряковым, работала в его кабинете географии лаборанткой. Родители у него жили на Бору. После свадьбы, когда Валентина Федоровна уже окончила педагогический институт и родила двоих сыновей, они с супругом решили переехать сюда, в поселок Керженец.

Молодым специалистам дали бюджетную квартиру в деревянном доме. Сергей Иванович стал директором школы, а Валентина Федоровна сначала работала в детском садике, а потом стала учителем в школе.

Меня удивило, что поселок находится в лесу – простора нет. А у нас в Марий Эл – поля, пшеница, рожь! Меня это сначала так угнетало, что я даже вернулась домой к маме и плакала, но мама тогда сказала: «Это твой выбор. Возвращайся к мужу!»

И она вернулась, постепенно постигая и принимая всю красоту окрестных мест. В полутора километрах от поселка есть большое озеро, муж Валентины часто ездил туда рыбачить. А леса-то какие! С грибными россыпями – без лесного трофея точно не останешься! Воздух чистый, таежный, а на клюквенные болота можно на мотоцикле ездить. Да и других ягод в здешних местах видимо-невидимо: черника, малина… Вскоре купили супруги Серебряковы огородный участок за клубом – стали выращивать свой урожай.

А еще мне очень люди на Керженце понравились – доброжелательные, отзывчивые. Когда мы только здесь обустраивались, местные спрашивали – чем нам помочь. И помогали!

Теперь Валентина Федоровна по праву считает себя «керженецкой» и очень хочет, чтобы поселок жил не тужил, пытается облагородить его, помогает жителям в решении их бытовых проблем.

Вскоре раздался звонок и на пороге квартиры появилась ее бывшая коллега, в прошлом учитель начальных классов, Нина Ивановна Рязанова, которой недавно исполнилось 75 лет.

Только благодаря Валентине Федоровне мы получили природный газ на год раньше. Сначала провели газ в частный сектор, а про нас, жителей многоквартирных домов, забыли, вернее, денег не было. Валентина Федоровна сама собирала документы у нас, старушек, и возила их в город. В 2015 году завершилась триумфальная газификация поселка.

Нина Ивановна рассказала, что она тоже не местная, родилась, как и Серебрякова, в Марийской ССР, и в Керженец также приехала вслед за мужем в 1962 году.

19 лет мне тогда было. 1 сентября с одним чемоданом оказалась в поселке, так меня сердобольная женщина приютила на две недели. Работала всю свою жизнь учителем начальных классов в Керженецкой школе. До сих пор ко мне приезжают бывшие ученики – угощаю их брусничным морсом!

Между тем в дверь снова позвонили – это была социальный работник Антонина Николаевна Краева. Слово за слово – и разговор наш зашел о проблемах поселка. Выяснилось, что в Керженце много гнилых сараев, которые совсем не радуют глаз. Снести бы их, и тогда зацветет все вокруг желтыми полевыми цветами да зеленой травой! Но владельцы старых сараюшек то ли этого не хотят, то ли считают это дело затратным…

В поселке есть два колодца, один из которых очень грязный, поэтому местные жители пользуются колонкой, да и у многих на участке свои скважины. А еще хорошо бы дорогу к клубу заасфальтировать! «И то правда, – подумала я, – вспоминая, как наша машина пробиралась по выбоинам и попадала в ямы на оттаявшей земле… А ведь это – центр поселка! И дорога та ведет к единственному здесь очагу культуры – местному ДК. Туда мы и отправились с Валентиной Федоровной, ставшей моим гидом по Керженцу.

«Развлекаем, лечим, воспитываем…»

На территории поселка сегодня располагаются детский сад, два магазина, в административном здании находятся ФАП и почта, есть и свой клуб, а точнее – филиал № 1 Краснослободского культурного комплекса. В стенах клуба работает библиотека, где нас уже ожидала ее заведующая Вера Ивановна Матвеева.

Я приехала в поселок по распределению из Челябинской области. Сначала трудилась в Керженецком ОРСе, была бухгалтером и заведующей в здешних магазинах и столовых. А в 1993 г. меня пригласила в библиотеку Людмила Филипповна Акуличева, и вот я до сих пор здесь. В прошлом году уже 65 лет нашей библиотеке исполнилось. Отмечали мы эту дату всем миром! А нынче у нас в Керженце еще один юбилей – как-никак 70 лет поселку исполняется! В послевоенные годы по призыву партии нужно было добывать дешевое топливо, и в 1945 г. сюда приехали первые рабочие со всех окрестных деревень. Раньше, как писал наш местный поэт Краев: «На месте нашего поселка когда-то древний бор шумел…» Люди сначала жили в землянках, но строились жилые дома и шла разработка торфополей. Сначала все делали вручную. Первая добыча торфа состоялась в 1947 г., в мае. Собственно, эта дата и считается днем рождения поселка! Потом труд торфодобытчиков стал механизированным. Народу тогда в поселке было много, и в 1951 г. появилась наша библиотека с большим книжным фондом. Первой заведующей была Зинаида Бобкова, в 1954 г. ее сменила Людмила Акуличева, а вот теперь я владею всем нашим книжным богатством!

Как же сегодня живет Керженецкая библиотека? Пусть и в небольших количествах, но книжный фонд пополняется, сегодня он насчитывает 5 тысяч книг. Кто нынче читает? В основном это дети до 14 лет (они берут литературу по школьной программе), да пенсионеры часто заходят за книгой для души. Проводит В. И. Матвеева для своих читателей и различные конкурсы – поделок, рисунков. Вот, к примеру, Валя Гусева – инвалид с детства, часто радует читателей своим творчеством. Здесь же прекрасные рисунки Даши Молоковой, а эту замечательную картину подарила библиотеке Жанна Григорьевна. Так что, много в поселке талантливых людей!

Вера Ивановна работает в одной связке с заведующей сельским клубом Татьяной Михайловной Батрак, которая всего-то год разнообразит досуг местных жителей.

Семнадцать лет я проработала в пожарной части, и вот теперь здесь! Устраиваем мастер-классы, плетем и мастерим все, что можно, из подручных материалов, сами покупаем бисер и даже все бусы из дома перетаскали! Вот, смотрите, какие подарки делали для наших керженецких женщин к 8 Марта. Это цветок-ромашка из обычной бумаги, а с тыльной стороны приклеена конфета – дешево и сердито!

Сетуют местные работники культуры на то, что в клубе нет воды и туалета, надо бы батареи поменять – холодно в клубе! Надо бы окна новые поставить, шторы обновить, занавес. А еще ракетки бы закупить, мячи, скакалки, сетку бы волейбольную натянуть между столбами, что у клуба сиротливо стоят…

Между тем в библиотеку заглянула бывший директор клуба Лидия Васильевна Зорина – захотела «новую книжку про любовь почитать».

Ну и что, что мне скоро 76 будет! Отрада-то для сердца нужна! Раньше я пела, плясала. А теперь вот хожу по домам – заупокойные молитвы читаю вместо батюшки. Дорогу бы нам к клубу сделать – асфальт проложить, а так, чего еще надо? Раньше-то народу много здесь жило, а сейчас человек 500… Ну мы живем не тужим – у нас есть ФАП, ежели что заболит – помогут!

Вот в местный ФАП мы с моим гидом Валентиной Федоровной и отправились дальше. Раньше-то в поселке больница была, а теперь заболевших обслуживают трое – заведующая ФАПом Ирина Владимировна Горохова, медсестра Мария Васильевна Аксенова и санитарка, а по новым нормативам – уборщица помещений, Оксана Алексеевна Серова.

Мы для наших больных и терапевты, и хирурги, и психиатры. Кого-то просто успокаиваем, утешаем, ведь одинокие бабушки приходят к нам, чтобы просто пообщаться. Детей у нас не очень много, в основном – люди пожилые. Все необходимое имеется: аппарат для измерения давления, фонендоскоп, глюкометр. Есть и процедурный кабинет, и аптека. Вот только медикаментов не хватает! А работу свою я очень люблю. С 2006 года здесь работаю, дочери моей уже 13 лет. Останется ли она в поселке? Если какое-то производство появится, может, молодежь и не будет из поселка уезжать…

Сегодня в Керженце живут 15 ребятишек школьного возраста. Утренний автобус отвозит их на учебу в Краснослободскую школу, а вечером возвращает обратно. В здании бывшей Керженецкой школы теперь располагается пансионат за высоким забором. А вот местный садик работает, сегодня здесь воспитываются 10 ребятишек.

Мой гид Валентина Серебрякова с удовольствием переступает порог детсада и ведет меня на второй этаж, ведь здесь в одной из комнат до сих пор есть уникальный музей «Русский быт».

В конце 90-х я, как директор школы, задумала создать этот необычный музей. Кинули клич и начали собирать старинные вещи. Вот этот чугунок мы нашли на свалке, а этот кузовок сплел мой папа, эта экспозиция посвящена пионерии. И нынешние дети всегда приходят в музей с удовольствием. Жаль, что, когда школу закрыли, экспонаты перестали пополняться…

Нам навстречу вышла воспитатель детского сада Елена Александровна Пестина:

Тише, у нас сон-час… Я вас сейчас по нашим комнатам проведу. Вот спортзал, а здесь музыкальный кабинет с прекрасным фортепиано. Жаль, что, сократили музыкального работника – некому теперь ребят музыке учить. Да и рабочие руки нужны – снег почистить, канализацию, стулья починить. Сами чиним и родителей привлекаем!

А в кроватках мирно посапывало будущее поселка Керженец. Совсем скоро вырастут местные детки – и глазом моргнуть не успеешь. Как сложатся их судьбы, будут ли они связаны с родным Керженцем?

«Здесь, на Керженце, тихие ночи…»

Николай Ионович Краев – личность в поселке знаменитая . Пишет стихи, которые печатает районная газета, и плетет из лозы разные оригинальные вещи: корзины, вазы, сундучки. Вот только талантами своими Краев не больно хвастается, будучи по характеру человеком скромным и даже застенчивым. Так что и мое желание написать о нем местный мастер воспринял без особого восторга. Вернулся домой на обед из своей творческой кельи, что на Лесозаводской улице, а тут мы с моим гидом! Супруга грибов с картошечкой нажарила – угощайтесь, гости дорогие!

Мастер с мятущейся душой

Да что обо мне писать! Стихи уже года три, как не сочиняю, а поделки из лозы почти все раздал, – пытается оправдаться Краев.

Ну, Николай Ионович, Муза – дама ветреная. Как ушла, так и вернется, – замечаю я.  – А корзины и эта напольная ваза у вас удивительные! Такие беленькие, аккуратные – хоть сейчас с этими лукошками по грибы иди, правда, март на дворе, не время еще лесные трофеи собирать!

И то верно! Летом мы с супругой из окрестных лесов не вылезаем – собираем грибы корзинами! Знаем все обильные места: я ведь здешний, тут родился в 1956 году. И мои родители, хоть и не керженецкие родом, все равно родились в ближайших деревнях.

Я интересуюсь:

Николай Ионович, неужели никогда не хотелось Вам куда-нибудь отсюда уехать? В стихах-то Ваших все о местной природе. Любите Вы ее?..

Какое там, – машет рукой мой собеседник, – я и уезжал, и возвращался, и снова уезжал… Все душа чего-то просила, мятущаяся она у меня.

Было у родителей Николая Краева четверо детей. Глава семейства до войны работал слесарем, в военное время был танкистом, вот и стал после Победы трудиться на тракторе. Жили Краевы тогда в деревянном доме, сегодня уже почерневшем от времени (стоит он прямо по соседству с нынешним кирпичным домом Николая Ионовича).

Играли местные мальчишки целыми компаниями в войну, вооружившись самодельными деревянными саблями. Вот и маленький Коля с удовольствием вырезал оружие из дерева – нравилось ему это дело! Да и отец его не забыл довоенных столярных навыков: весь дом мебелью собственного производства обставил. В спальне у него была мастерская, а до этого Иона работал в землянке. Однажды так увлекся, что чуть от печки не угорел – вовремя спасли!

Мы все были лесными ребятишками! До пожара 1972 г. лес наш стоял первозданным, нетронутым. Лет в 10 я пробовал плести что-то из лозы, вроде бы получалось… Не вся лоза идет на поделки, а только та, которая гнется, но ее в Керженце мало.

В свое время Николай Ионович использовал свой старый картофельный огород, где насажал поделочной ивы. За несколько лет она выросла. А когда работал лесником, брал прутья из Большепикинского питомника. Но всерьез лозоплетением он занялся, когда устроился сторожем: времени было вдоволь! Но это все случилось годы спустя…

Я странно учился в школе, – признается Николай Ионович.  – Точные науки у меня не шли, а по литературе я получал пятерки. Старший брат меня стихами увлек, вот я и стал сочинять стихи, в основном – о природе.

После окончания школы Краев решил поступать в Нижегородский университет на филфак, но все три вступительных экзамена сдал на тройки. На четвертый уже не пошел, а отправился трудиться на пятое торфяное поле разнорабочим: чего уж там – три месяца до службы в армии оставалось. Служил Николай в Калуге. Сначала – в учебке связи, потом – в строительных войсках, где был плотником. Даже свою передвижную бригаду организовал. Вернулся домой в звании младшего сержанта и по наставлению брата устроился на Нижегородский завод «Сокол» фрезеровщиком. Проработал там около года и затосковал по родине.

Металл-то – холодный материал, неживой, не то что дерево!

В Керженце работал Краев электриком: лазал по столбам, лампочки вворачивал – «свет землякам дарил»! Но, будучи натурой мятущейся, решил отправиться на комсомольскую стройку. Выбирал между южным Сочи и степным Волгодонском. Выбрал Волгодонск. Работал плотником, бетонщиком и сварщиком на «Атоммаше». И снова неспокойное сердце парня поманило в Керженец. Здесь на хуторе его школьный друг работал на вздымке, вот и предложил попробовать себя на одном из опытных участков. В химлесхозе Краев познакомился со своей будущей супругой Антониной Николаевной, дали им половину барака, в нем и жили. А потом – работа кочегаром в котельной, сторожем…

Вернулся на круги своя…

Наконец я получил возможность заниматься своим любимым делом, – не без удовольствия рассказывает Краев. – Осенью заготавливаю иву садовым секатором, складываю прутья в пучки на стеллаж. В химлесхозовском домике варю прутья в специальных посудинах. Затем очищаю кору (пользуюсь для этого специальными круглогубцами) и плету. Подсохшие прутья размачиваю, и они снова гибкими становятся. Вот на такую корзину дня два уходит!

А корзина действительно славная! Наверное, и стоит дорого?

Для меня это не бизнес, а хобби! Может быть, пару тысяч к пенсии в месяц прибавляет…

Сын Николая Ионовича Григорий равнодушен к занятию отца, да и в поселке сегодня уже не сыщется мастеров лозоплетения.

Ну а как же поэтическое творчество, Николай Ионович? Вон, гляжу, гитара у Вас на стене висит. Может, сыграете что-нибудь, наверняка же и песни пишете?

Ну три-четыре песни есть, – смущенно признается мой герой. Взяв гитару и слегка ее настроив, берет первый аккорд, а потом довольно бойко заводит задорную, но слегка грустную песню про «русскую Масленицу, на которой раньше гуляло все Заречье…».

Есть у Краева стихотворение, которое стало заключительным аккордом нашей с ним встречи, да и, наверное, финальным аккордом всей моей поездки в Керженец:

Здесь, на Керженце, тихие ночи

И туманный, холодный рассвет.

В этом крае лесном, между прочим,

Ничего необычного нет…


Поселений таких захолустных,

Позабытых полно на Руси…

«Я родился в таком», – с тихой грустью

Мне ответят, кого ни спроси.


Видно, так уж сложилось 
на свете:

Судьбы пишутся с новой строки –

Разлетаются взрослые дети,

Остаются одни старики.


И пустеют просторные школы,

Затихают большие дворы,

И не слышится гомон веселый

Ошалевшей от игр детворы.


Лишь какой-то искатель удачи,

В своем сердце тоску не избыв,

Воздвигает нелепую дачу

На остатках отцовской избы.


Я люблю свой поселок рабочий,

Где с рожденья живу много лет.

Здесь, на Керженце, тихие ночи

И туманный, холодный рассвет…

* * *

Поселок-юбиляр я покидала со смешанным чувством: мне очень понравились местные жители, устраивающие малыми силами свой нехитрый быт и досуг, и мне было очень жалко, что торфопредприятие кануло в Лету. Да, наверное, мы должны стремиться к новым технологиям, новым производствам. Быть может, найдется мудрый чудак и развернет здесь свой новый бизнес, дающий рабочие места и перспективу молодым?

А навстречу нам уже мчался школьный автобус, керженецкие ребятишки возвращались домой – в родной дремучий лес, к необычным приключениям и новым перспективам…

Лариса Толстых

Авторизация

Кто on-line

Сейчас один гость и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте


Вся информация, размещенная на сайте
biabor.info предназначена только для персонального пользования и не подлежит воспроизведению и\или распространению в какой-либо форме, иначе как с письменного разрешения БИА.

С

п

р

а

в

о

ч

н

а

я

Яндекс.Метрика