Материалы

Сергей Вострилов. Истории нашего дома (Фабрис Дюзьеж)

1 1 1 1 1
Есть в нашей домашней книге отзывов записи не только на русском, но и на испанском и французском языках. Ну об этом по порядку.

Много лет я работал на телевидении, и некоторое время в нашей команде работала редактором Ирина Белова – замечательный человек, очаровательная блондинка, при этом талантливый специалист, владеющий несколькими языками. Пришло время – Ирина вышла замуж за француза и уехала во Францию.
Однако же тоска по Родине, а главное по хорошим друзьям, осталась. Поэтому каждый раз, приезжая в Нижний к родителям, обязательно встречается Ира и с моей семьей, и с нашим партнером и учителем Алексеем Михайловичем Скульским. Летом 2013 года Ирина приехала в Россию со своим мужем Фабрисом Дюзьежем, и спонтанно мы решили встретиться все вместе у нас на даче.
– Слушай, Ирин, только ты имей в виду: у нас там туалет на улице и дорога до деревни сложная, – объяснял я бывшей коллеге расклад.
– Ничего страшного, Сереж! Просто выпьем чуть больше водки! А еще Фабрис никогда не посещал русскую баню.
– Пусть обязательно посмотрит нашу русскую деревню, – подытожил разговор Алексей Михайлович.
Сказано – сделано. Мы отправились в путь с «иностранной делегацией». Фабрис радовался как ребенок непривычному русскому пейзажу: леса, поля, речушки, березы… Когда же началась «сложная» лесная дорога с ямами и раскачиванием автомобиля, француз радостно произносил лишь одну фразу: «Кэмал трофи, кэмат трофи!» И так – четыре километра...
После тяжелой дороги – естественно, водочка, шашлычок, огурчики и прочее…
И вот после разговоров, песен, басен, в том числе и на французском языке, решили мы все же сходить в баню.
– Ты объясни, пожалуйста, мужу, что в русской бане, бывает, капает смола, в баке очень горячая вода, и вообще, надо быть осторожнее, – просил я Ирину. Она долго переводила мужу сказанное, а затем с улыбкой перевела мне его слова:
– Я, конечно, француз, но не дебил.
– Это хорошо, но пусть все же будет осторожнее. А то я по-французски не понимаю.
В бане Фабрис все точно повторял за мной. Я возьму тазик в руки – он возьмет. Я беру ковш и наливаю воду – и он так же. В какой-то момент мы начали понимать друг друга без слов. И я объяснил, что пора париться. Фабрису массаж веником очень понравился. Мы вышли раскрасневшиеся и довольные, расположились в беседке и по традиции махнули по сто грамм водки после бани. К чести Фабриса, он стойко выдержал и эту процедуру.
Было весело наблюдать за разными ментальными подходами буквально ко всему. Так в какой-то момент нашего застолья Фабрис, который все это время все-таки старался говорить на русском языке, начал Ирине что-то очень быстро говорить на французском.
– Что-то не так? – спросила моя жена, первая углядевшая во взгляде иностранного гостя волнение.
– Не беспокойтесь. Он меня предупреждает, что еще одна стопка – и будет нужно написать на моем плече ручкой адрес, куда надо будет довезти меня после алкогольного опьянения. Представляете, во Франции есть такая услуга, – рассмеялась как-то очень по-русски Ира. Мы посмеялись и над деликатным предупреждением жены, и над невозможностью вызвать сюда какую-либо службу спасения.
Еще больше растрогал нас Фабрис, когда спросил у моей жены после обеда на ломаном русском: «Где у вас жаркая вода? Я должен помогать мыть посуду». На прощанье Фабрис в нашей книге отзывов заполнил целую страницу на французском языке и пригласил во Францию с ответным визитом.
Прошло 4 года, наш дом изменился. Мы стали делиться своей радостью. Написали и нашим французским друзьям. И тут Фабрис опять нас всех удивил. Он спросил: «А как они по такой дороге довезли стройматериалы?»

Комментирование недоступно. Войдите в свой аккаунт!



Яндекс.Метрика