Материалы

Из династии Гурвичей

1 1 1 1 1
Из поколения в поколение люди в этой семье лечили людей. И фамилия Гурвич для многих борчан стала уже нарицательной: Гурвич – значит врач!

Вот и у Виктора Семеновича, можно сказать, не было выбора, кем стать. Его дед Лазарь Ильич был главным санитарным врачом Верхне-Волжского бассейна, бабушка Сара Моисеевна – врачом-педиатром, мама Александра Ивановна – фельдшером, а отец Семен Лазаревич – хирургом.
Впрочем, у Виктора Гурвича был выбор, ведь природа наградила его и спортивными способностями. И все-таки он стал доктором, и очень хорошим. А поводом для нашей с ним встречи стало приятное событие – нашему уважаемому земляку присвоили почетное звание «Отличник здравоохранения». Накануне Дня медицинского работника мы и встретились.
Главный урок отца
Перешагнув порог рентген-кабинета, я застала Виктора Семеновича за телефонным разговором. Как я поняла, он общался с пациентом – внимательно выслушал его, потом дал консультацию. Извинившись, попросил у меня время на описание рентгеновского снимка – описывал со всеми подробностями и рекомендациями. Наконец, мы смогли поговорить, и доктор мне объяснил:
– Лежит человек, у него некроз на пятках на фоне сахарного диабета, сейчас я вам покажу первые снимки, которые мне прислали.
Он достает смартфон, и я вижу крайне тревожную картину, а доктор листает снимки дальше…
– Я прописал лечение, прошло дней двадцать, сегодня прислали – все, что было черным, стало розовым, то есть эффект есть! Человек живет, еще и ходить начал.
Я с доктором порадовалась за больного, но вместе с тем была удивлена – ведь я же пришла к врачу-рентгенологу, а это вроде как заботы дерматолога.
– Я же раньше работал дерматологом, – признался Виктор Гурвич, – а с 1 января 1978 года пришел в рентгенологию, до сих пор здесь и тружусь.
А начинал свой трудовой путь доктор Гурвич в качестве детского хирурга.
– Я ребенок послевоенный. Мой отец только окончил школу, и началась война. В 1942 году после окончания Харьковского военно-воздушного училища он ушел на фронт начальником радиостанции, – рассказывает Виктор Семенович. – Отец прошел всю войну, дошел до Берлина, но демобилизовался лишь в 1946 году, так как его, боевого офицера, командование попросило задержаться – подучить новое пополнение. А когда вернулся на гражданку, поступил на первый курс Горьковского медицинского института им. Кирова.
Виктор родился 17 июня 1946 года на Украине, в Донецкой области, в поселке горняков Шахта 4–21, где в то время жили его родители. После их семья переехала в Казахстан. Позже отца Виктора распределили в село Александровский завод, недалеко от Читы, где пять лет Семен Лазаревич работал главным врачом.
– На 300 верст вокруг была одна больница! Отец пять дней в неделю ездил по этой территории, а после приезжал в больницу и два дня оперировал, – вспоминает сын, – потому видел я отца редко. Школа была рядом с больницей, но должного образования там не давали. И мама настаивала, чтобы мы переехали в Горький, но отца не отпускали. Мы с мамой уехали, жили полгода вдвоем, я учился в школе в Канавине. А в 1951 году мы переехали на Бор. Отец полгода работал главврачом в Сокольском, затем главным врачом завода «Теплоход». А в 1963 году, когда открыли больницу – двухэтажный корпус, – главным врачом ЦРБ.
Медицинские темы в семье Гурвичей звучали постоянно, не успевали Витины родители прийти с работы, как пациенты появлялись на пороге их дома.
– Отец никогда никому не отказывал, и я живу по тому же принципу. Главный урок отца – если человек к тебе обратился, ему нельзя отказывать, независимо от того, с чем он к тебе пришел. У одного – болезнь, у другого – какие-то интересы, у третьего – еще что-то. Если ты можешь помочь – помоги, если не можешь – найди такой выход, где смогут больному помочь, – признался Виктор Семенович. – И я до сих пор никому не отказываю, хотя дерматологом уже не работаю лет пятнадцать, но люди все равно идут ко мне. Они мне доверяют как доктору.
«Вижу людей насквозь…»
После окончания борской школы № 6 Виктор Гурвич подал документы в Горьковский медицинский институт на педиатрический факультет, хотя мог бы пойти и по спортивной стезе…
В 4-м классе мама отвела Витю на стадион «Спартак» к тренеру по легкой атлетике Галине Кулаковой, которая разглядела спортивный талант в юном парнишке. А после уже другой тренер, Леонид Николаевич, определил мальчика на барьеры 60, 110, 200 метров и прыжки в длину. На стадионе Виктор проводил долгие часы. В скором времени к нему пришли и первые победы: сначала в первенстве Борского района, а потом и Нижегородской области.
И по сей день Виктор Гурвич дружит со спортом – занимается физкультурой, играет в гандбол, ездит на туристические слеты… Впрочем, тогда, в далеком 1970 году, он выбрал медицинский институт и специальность «детский хирург».
– Чтобы выучиться на врача, нужно освоить большой объем литературы. Тяжело было первые 1,5 года, но если ты сдашь анатомию (все названия органов на латыни!) – считай, ты студент! – смеется Виктор Семенович. – С третьего курса я начал ходить в детскую хирургию при 1-й городской больнице, заниматься в научном кружке. Там я проучился до 6-го курса, а на 7-м уже была субординатура, которую я тоже окончил по детской хирургии.
После окончания института В.С. Гурвич стал работать детским хирургом на Бору. Но тут его призвали в армию, где он два с лишним года прослужил в качестве врача строительного отряда. Молодому лейтенанту предлагали остаться, отправить за границу, в Монголию, и дослужиться до капитана. Но Виктор отказался и вернулся домой.
– Отец тогда меня спросил: «Будешь детским хирургом работать?» А я ведь уже навыки потерял! Тут освободилось место дерматолога, я выучился по этой специальности и работал врачом-дерматологом до 1978 года.
Сегодня рабочее место Виктора Гурвича – рентген-кабинет Борской взрослой поликлиники. Так что и в шутку, и всерьез доктор говорит, что видит людей насквозь.
– В те годы, когда я начинал работать, ни УЗИ, ни КТ, ни МРТ еще не было – мы работали с чистого листа, – вспоминает Виктор Семенович. – Я уже как-то рассказывал журналистам историю с цыганкой, которая проглотила сторублевую купюру, пока прятала ее от цыгана, – я ее и обнаружил, обросшую тканью, в целости и сохранности. Еще некоторые истории расскажу. Из колонии привозили заключенных, тогда другой контингент там находился – убийцы, воры. А вор работать не любит. На что только люди не шли, каких фокусов не вытворяли – вилки, ложки глотали, гвозди себе забивали. Однажды привозят заключенного, пощупал – опухоль в желудке. Тот молчит. Снимок сделали – на экране 3 вилки алюминиевые и 6 больших ложек торчат! Разрезали желудок, убрали. Другой чудак 20-сантиметровый гвоздь себе в лоб забил, да так ловко – на снимке точно между полушариями прошел, так ведь ничего себе не повредил, жив остался. Вот такие курьезные истории случались в моей практике.
Поставить правильный диагноз больному, назначить верное лечение – главная задача любого доктора. Этому и учит своих молодых коллег Виктор Гурвич.
– Мы, конечно, не обязаны разговаривать с больными, наша задача – сделать снимок. Но я и техников своих заставляю разговаривать с пациентами: почему они к нам обратились, что их беспокоит – все нужно выяснить. Только в этом случае можно будет поставить правильный диагноз!
Династия Гурвичей продолжает свой славный путь. Супруга Виктора Семеновича – врач-окулист, работала в поликлинике Борской ЦРБ, сейчас на пенсии. У Гурвичей двое детей, и их дочь Елена тоже медик. Она 20 лет отработала в институте на кафедре кардиологии, а после пришла на Бор сначала врачом паллиативной помощи, а полгода назад заняла должность заведующего Поликлиникой №1 ГБУЗ НО «Борская ЦРБ».
Лариса Толстых,
фото автора

Комментирование недоступно. Войдите в свой аккаунт!



Яндекс.Метрика