Yandex-Пробки
X

ПРАВОПОРЯДОК

Кто сильнее – тот и прав?

1 1 1 1 1
Впереди такие любимые, такие романтичные праздники – 23 Февраля и 8 Марта. В праздники - мужской и женский - так уместно продемонстрировать своей второй половине всю свою заботу и нежность, преподнести подарки, приготовить приятный сюрприз. И государство позаботилось о том, чтобы граждане как следует отдохнули, выходных дней прибавилось.

Только вот отдыхают все по-разному. Хлопот у правоохранительных органов во внеочередные выходные будет предостаточно. Кто-то непременно использует праздничные даты как повод к неумеренным возлияниям, а где спиртное – там и выяснение отношений, и весомые кулачные аргументы. В семьях, где существует проблема насилия, ожидание праздника превращается в тягостные минуты, приближающие жестокую расправу.
Бедная Яна
Вот если вас убьют – обязательно выедем, труп опишем, не переживайте.
Это были последние слова, которые услышала жительница Орла Яна Савчук от сотрудницы полиции, куда позвонила в отчаянии: ей угрожал убийством бывший сожитель. Через 40 минут та самая женщина-участковый все же выехала на место. И описала труп Яны. Сдержала слово.
Сейчас Наталья Башкатова (это она принимала звонок убитой женщины) находится под следствием. Возможно, суд признает ее виновной. Вот только участковая, отказавшаяся прийти на помощь жертве, не единственная в полиции, кто сквозь пальцы смотрел на угрозы убийством – их Яна Савчук от бывшего сожителя получала регулярно. Женщина много раз обращалась за помощью к правоохранителям (особенно после того, как сожитель на глазах женщины задушил ее кота, пообещав, что и ее постигнет та же участь), и каждый раз слышала отказ, краткая суть которого сводится к набившей оскомину фразе: «когда убьют, тогда и приходите».
В начале 2017-го дело Яны получило широкий общественный резонанс. Но сколько женщин, страдающих от домашнего насилия, остаются вне видимости телекамер? Вопрос риторический, потому что статистики, которая могла бы ответить на этот вопрос, попросту нет. В первую очередь потому, что в нашей стране нет отдельного документа, регламентирующего понятие домашнего насилия и ответственность за него. На данном этапе ответственность за насилие в семье «размазана» по самым разным статьям уголовного кодекса: например, ст. 115 (причинение легкого вреда здоровью), ст.116 (побои), а в ряде случаев и ст.105 (убийство).
За побои – на исправительные работы
Казалось бы, зачем выделять домашнее насилие в отдельный вид преступления, если правоохранители и без того могут привлечь тирана за противоправные действия по одной из существующих статей? И чем, например, побои от незнакомца на улице отличаются от побоев, нанесенных мужем жене? Отличаются тем, что незнакомца с улицы жертва нападения в следующий раз увидит только в суде, или не увидит вообще. А вот с домашним тираном ей по-прежнему придется делить кров, быт и опеку над детьми. И все время, пока идет разбирательство, он будет находиться рядом, напоминая женщине (в том числе с помощью кулаков или шантажа), как дорого она может заплатить за то, что обратилась за помощью.
И вот парадокс: отдельного закона о домашнем насилии в нашей стране нет, но закон о его декриминализации – есть. После долгих дискуссий законодатели постановили: если один из членов семьи побил другого, то это не то преступление, за которое должно нести уголовную ответственность, а административное правонарушение. И ответственность за него соответствующая: штраф, исправительные работы либо административный арест на срок от 10 до 15 суток. Правда, только на первый раз. Если факт побоев повторится, то отвечать придется по всей строгости Уголовного кодекса.
Справедливости ради нужно отметить: под побоями закон понимает причинение физической боли без расстройства здоровья и утраты трудоспособности, то есть речь идет о синяках и ссадинах. Причинение вреда здоровью, в том числе и легкого, по-прежнему преследуется уголовно. И с точки зрения закона не важно, кто его нанес: родственник или посторонний человек.
В дебрях юриспруденции
В январе этого года ВЦИОМ опубликовал данные опроса о применении физической силы в отношении мужей, жен и детей в семьях. Выяснилось, что треть респондентов (33%) знает о случаях побоев в семьях их знакомых, а каждый десятый (10%) лично столкнулся с этим в своей семье. Несмотря на превалирующее мнение, осуждающее любые виды насилия в семье (79%), все же довольно высока доля россиян, допускающих применение физической силы в отношении членов семьи (19%).
Но несмотря на то, что каждый третий россиянин так или иначе сталкивался с фактами насилия в семье, до суда доходит гораздо меньше дел. Например, в отделе МВД по г. Бор за весь 2016 год было возбуждено всего два уголовных дела, связанных с домашним насилием.
И в предыдущей, и в настоящей редакции закона необходимо непосредственное обращение гражданина в органы полиции, – прокомментировал начальник полиции ОМВД РФ по г. Бор Александр Филиппов. – Поскольку данная категория правонарушений или преступлений относятся к уголовным делам частного обвинения, соответственно, возбужденно оно может быть не иначе, как по заявлению потерпевшего. При этом официальных обращений по насилию в семье к нам в отдел поступает не так много. Возможно, это связано с нежеланием «выносить сор из избы». Но в любом случае мы тщательно проверяем все сообщения. Как правило, на место выходит участковый уполномоченный полиции, принимается заявление у потерпевшего, берутся объяснения с обеих сторон, свидетелей. И далее решается вопрос о привлечении к ответственности.
Невысокое количество официальных обращений в правоохранительные органы в случае домашнего насилия может быть связано еще и с юридическими трудностями. В деле частного обвинения на жертву возлагается множество функций: пострадавшая сторона должна самостоятельно поддерживать обвинение, представлять доказательства, участвовать в их исследовании, присутствовать на каждом судебном заседании, заявлять ходатайства и прочее. А в ситуации домашнего насилия это практически невозможно для жертвы. Можно, конечно, нанять адвоката (кстати, обвиняемому государство предоставит бесплатного защитника), но где взять деньги жертве насилия?
«От меня - только в могилу»
Ирина (имя изменено) не понаслышке убедилась, насколько трудно бывает призвать тирана к ответственности. Сейчас она – взрослая женщина, счастливая жена и мать. А вот в конце девяностых ее, 18-летнюю девушку, жизнь свела с самым настоящим садистом.
Когда я слушаю все эти истории, как женщины живут с домашними тиранами годами, десятками лет, у меня кровь в жилах стынет, – говорит Ирина. – Потому что мне на всю жизнь хватило тех шести месяцев. Познакомились мы на улице. Он был старше меня, он блестяще ухаживал, он просто захлестнул меня вниманием и заботой! Одно «но»: мы виделись ровно тогда и там, где он велел. Тогда сотовых телефонов было мало, а у него не было городского, и он сам звонил мне, когда мог. Говорил, что живет с больной мамой, и к нему приходить нельзя. Сейчас смешно вспоминать: я понятия не имела, где он живет и работает, зато он знал обо мне все: где я живу, где учусь, у кого бываю в гостях!
Причину скрытности любимого Ирина вскоре узнала: мужчина оказался женат. Проплакав ночь, девушка приняла единственное верное решение – отношения нужно разорвать. Об этом она и сказала кавалеру на следующей встрече. А в ответ получила страшный удар в лицо. Сколько времени продолжалось избиение, она не помнит. Когда девушка уже теряла сознание, он схватил ее за горло и сказал фразу, которую Ирина помнит до сих пор: «Ты уйдешь от меня только в могилу».
Тогда я не пошла ни в больницу, ни в полицию. Родителям сказала, что меня избил хулиган. Мама с папой настаивали на заявлении, но я была так перепугана, что не могла активно действовать.
Бывший возлюбленный преследовал Ирину несколько месяцев. Караулил возле института, мог просто идти поодаль, если она шла с кем-то, а если заставал девушку одну, то мог приблизиться, схватить за горло. А однажды подкараулил Ирину почти возле дома и затолкал в машину.
Он увез меня в какой-то гараж, – вспоминает она. – Я плакала, просила отпустить, но его это злило еще больше. Он начал бить меня. Сначала кулаками, потом, когда я упала, ногами. А потом взял в руки огромный висячий замок и ударил меня им по голове.
Что происходило дальше, девушка помнит плохо. Видимо, насильник увез ее из гаража и выбросил недалеко от дома. Она была в сознании и даже смогла дойти до дома. Родители вызвали «скорую», девушку увезли в «травму», и после оказания помощи отпустили лечиться домой. Диагноз – закрытая черепно-мозговая травма, сотрясение мозга.
И вот после этого я пошла в милицию, – вспоминает Ирина. – Надо сказать, встретили меня там, мягко говоря, не приветливо. Заявление я все-таки написала, но потом, когда пришел участковый брать у меня объяснения, забрала по просьбе самого милиционера. Нет, он не кричал и не грубил, просто сказал, что у него и так гора дел, а тут еще я со своей пробитой головой, как будто ему без меня работы мало. На этом моя попытка найти справедливость закончилась. А мой «любимый» садист после этого пропал, больше я его не видела.
«Вышла замуж – терпи»
Ирине очень повезло – ее мучения не затянулись на всю жизнь. Так «везет» не всем. Очень часто женщины, вовлеченные в созависимые отношения с тираном, до конца дней своих не могут расстаться с домашним насильником. Тут уж, действительно, «пока смерть не разлучит нас».
Ольге Сергеевне 60 лет. Пять лет назад она овдовела, и с тех пор счастлива. История у нее довольно стандартная: вышла замуж в 20 лет по огромной любви, почти сразу забеременела дочкой. Все было прекрасно до первого запоя, случившегося, пока женщина была в роддоме.
Все за 35 лет было: пил, бил, с топором за нами гонялся, – вспоминает Ольга Сергеевна. – Помню, разбушевался он раз ночью, я дочку в охапку, и в баню побежала – там дверь крепкая, не проломит. А он спички схватил, говорит: не выйдешь, я бензином все оболью и подожгу. Пришлось выйти. Так он дочку годовалую в сугроб швырнул, а меня как пошел мутузить! Руку мне сломал, голову пробил. Его после этого на работе пропесочили, так он на полтора года затих: не пил, не дрался. А потом по новой…Я ведь с ним по молодости даже развестись хотела, только родители сказали, что после этого я им – не дочь. Вышла замуж – терпи. Вот я и терпела.
«Сама виновата», «довела мужика», «нечего под горячую руку лезть» – эти фразы, оправдывающие домашних тиранов, произносят не только мужчины, но и женщины. К сожалению, «завиновачивание» жертвы в нашем обществе стало своего рода традицией. Рано или поздно и сама жертва поверит в то, что виноват не он, который бьет, а она, которая «злит».
Ты не одна
Женщина, живущая с насильником, рано или поздно теряет чувство реальности. Начинает искренне верить, что только такой может быть ее жизнь, что тот ад, в котором она живет – «верный и правильный», и вообще «у всех так». Выбраться из этого ужаса самостоятельно очень непросто. Для помощи женщинам, пострадавшим от семейного насилия, и работает Нижегородский женский кризисный центр, куда могут обратиться за помощью в том числе и борчанки.
БОльшая часть женщин узнает о нас после звонка на общероссийский телефон доверия для женщин, пострадавших от насилия в семье, – рассказал врач-психотерапевт, консультант Нижегородского женского кризисного центра Сергей Прачев. – На телефоне доверия есть консультант, который фактически проводит терапевтическую сессию. В Центре есть юрист, который по определенным дням консультирует жертв домашнего насилия. Юрист рассказывает последовательный алгоритм действий (как правильно написать заявление, как снять побои, как взаимодействовать с полицией). Параллельно идет работа по развенчанию мифов о всесилии насильника (например, о том, что у него «вся полиция куплена»). У женщины, являющейся жертвой домашнего насилия, искажена картина мира. Она может испытывать к насильнику амбивалентные чувства: и страх, и привязанность, и желание его оправдать. С этим регулярно сталкиваются полицейские: они вовлекаются в эти игры, они бывают злы на этих женщин, которые сегодня пишут заявление, а через три дня его забирают. Такие женщины крайне непоследовательны, и это часть проблемы. Поэтому без сопровождения страх у женщины «рассасывается» через несколько дней, и она идет на примирение, после чего ситуация только усугубляется.
Взаимодействие с полицией – это также часть работы сотрудников Центра. В частности, с участковыми уполномоченными, которые находятся «на передовой» семейно-бытового фронта.
За годы существования нашего центра мы неоднократно проводили семинары с участковыми уполномоченными полиции, которые находятся на переднем крае проблемы, – рассказал Сергей. – Это были эмоционально насыщенные семинары, у сотрудников полиции накопилась масса гнева по этому поводу. Почему полиция так реагирует? Потому что знают, что они приедут на вызов, а супруги уже помирятся, и через три дня несмотря на сломанный нос, несмотря на черепно-мозговую травму все у них «стерпится-слюбится». И у меня была масса пациенток, которые решительными шагами шли к разводу, потом «пропадали» и через некоторое время снова возвращались к тому же мужчине.
Не всегда женщина возвращается к садисту «по собственному желанию». Случается, что ей просто некуда идти: нет работы, собственного жилья, близких, зато есть ребенок на руках. Вот и возвращается она в «родной концлагерь» к «любимому тирану», который сам, несмотря на внешнее благополучие, очень часто нуждается в помощи врача-психотерапевта.
Не так давно в Москве был семинар: приезжали специалисты из Австрии, среди которых был и руководитель мужского тренингового центра, где склонных к насилию мужчин учат управлять собственным гневом, – рассказал Сергей. – Учат их не потому, что мужчины на западе такие сознательные и пришли в центр сами, а по решению суда. Там очень жесткая система: если зарегистрирован факт домашнего насилия, мужчина получает запрет на посещение жилья. То есть пострадавшая женщина не ищет, куда ей деться, она остается дома. А вот у мужчины полиция забирает ключи, дает несколько адресов «ночлежек», где он может пожить две недели – в течение этого срока он не должен появляться дома. Потом уже суд решает, что с этим мужчиной делать дальше. У нас такого, к сожалению, нет: женщина находится в адских условиях, из которых ей никто не помогает выбираться.
Начиная с 90-х годов прошлого века, в Госдуму раз за разом вносятся предложения выделить семейное насилие в отдельную законодательную категорию. Раз за разом эта инициатива отклоняется, и вопрос снимается с рассмотрения. Ведь принятие закона о домашнем насилии вынудит не просто «ловить и сажать» домашних тиранов, а работать с проблемой комплексно: предоставлять жертвам бесплатные юридические услуги, открывать «кризисные квартиры», где женщина с детьми может укрываться какое-то время (для справки: в городе-«милионнике» Н.Новгороде такая квартира всего одна), вкладывать деньги в психологическую и социальную реабилитацию жертв. Но, видимо, эти вопросы и законодательные, и исполнительные власти решили отложить «на потом». А вдруг у мужчины, который бьет, женщины, которая терпит, и детей, наблюдающих за этим, все-таки «стерпится-слюбится»?
Если вы стали жертвой насилия, то обратиться за помощью можно:
  • В Нижегородский женский кризисный центр по адресу ул. Заярская, д. 18, тел: +7 (953) 415-76-71 или (831) 415-76-71 (по будням с 9.00 до 18.00);
  • на бесплатную горячую линию 8-800-700-06-00 (Всероссийский телефон для женщин, пострадавших от домашнего насилия, по будням с 10.00 до 21.00).
  • если женщине угрожает опасность – в полицию по телефонам 02, 2-27-87
  • если женщине необходима медицинская помощь – по телефону 112 или 03
Как угадать тирана?

Любые признаки эмоциональной незрелости. Как это ни странно, пылкая влюбленность, фиксация только на ней с забрасыванием друзей, работы и всех интересов в жизни. Когда человек делает возлюбленную ответственной за свое счастье или несчастье, за свое эмоциональное состояние: «Вот будешь ты со мной, я буду счастлив, а не будешь – убью себя». Такие крайности. Когда он пренебрежительно относится к собственным и к ее личным границам, когда он запрещает ей видеться с другими людьми, когда пренебрежительно отзывается о ее родителях. Нужно посмотреть на его отношения с другими людьми или животными, проявляет ли он агрессию, вербальную или какую-то иную, в отношении других людей. Как правило, эти «маячки» проявляются сразу или почти сразу, любая крайность, в том числе и в положительную сторону: излишняя слащавость, сентиментальность - обратная сторона насилия. «Всех из памяти сотру друзей, лишь бы ты всегда была моей» – это песня, в которой изображен насильник.
Наталья Романова

Комментирование недоступно. Войдите в свой аккаунт!

НОВОСТИ

Нижний Новгород – молодежная столица?

Нижний Новгород стремится стать Молодежной столицей России. Сейчас на сайте dom.fadm.gov.r...

Собаки атакуют

Очень болезненная тема для Борского городского округа – это безнадзорные животные. Поступи...

В морозную погоду

Как аномально холодная погода, установившаяся на территории еще неделю назад, отразилась н...

Новые автобусы

В социальных сетях борчане жаловались на перебои в работе общественного транспорта, поступ...

Больше средств – больше планов

На минувшей неделе состоялось очередное заседание Совета депутатов. Традиционно прошла кор...

День волонтера

5 декабря отмечался Международный день волонтера. В Борском округе волонтерское движение о...

Соблюдайте «компьютерную гигиену»

Главное Управление Федеральной службы судебных приставов по Нижегородской области рекоменд...

В Международный день борьбы с коррупцией судебные приставы ответят на вопросы граждан

9 декабря с 10.00 до 12.00 в Главном управлении Федеральной службы судебных приставов по Н...

Преимущества взаимодействия в онлайн режиме

Граждане-должники могут подать заявление о сохранении прожиточного минимума и неприкоснове...

«СОГАЗ-Мед» рассказывает о факторах риска и стратегии профилактики неинфекционных заболеваний (На пр...

Ритм жизни становится все более динамичным. Но зачастую в череде активностей, которыми жив...

ГУБЕРНИЯ

Обратная связьЗакрыть
* обязательно для заполнения
Календарь памятных дат
военной истории
Отечества

10 декабря

Памятная дата военной истории России. В этот день в 1877 году русские войска взяли турецкую крепость Плевна...

Войти на сайт

Яндекс.Метрика